+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Юридическое отношение государства к церковному браку

Сущность брака

За своим внешним выражением, брак — это простой социальный институт, союз двух лиц разного пола. Но по внутреннему содержанию — это очень сложное понятие и чрезвычайно многостороннее явление. Значение брака в истории жизни человеческого общества не идет ни в какое сравнение с другими гражданско-правовыми и социальными институтами (собственностью, моралью, религией, трудом и т. п). Ни один институт не разрабатывался во все времена так подробно, как брачный союз. Многосторонность значение института брака и сложность его природы является причиной того, что невозможно дать какое-то универсальное научное определение этого института. Кроме того, в разных странах законодательство по-разному трактует это понятие. В Дигестах» Юстиниана содержится определение брака, которое принадлежит римскому юристу Модестину (III ст. н. е.): «Брак — это союз мужчины и женщины, общение жизни, соучастие в божеском и человеческом праве».

Это определение вошло в канонические сборники православной церкви и таким образом было адаптировано и санкционированное церковью, приобрело церковного авторитета. Оно было внесено в «Номоканон» константинопольского патриарха Фотия и в «Прохірон» Василия Македоняніна (его перевод составил 49-ю главу славянской «Кормчей книги»).

Римское право условием действительности брака предусматривало взаимную на него согласие: «Не может быть заключен брак иначе, как по согласию всех, то есть тех, кто вступает в брак и под чьей властью они находились». Это означает, что для действительности брака была также обязательным согласие отца как главы патриархальной семьи (paterfamilias). По форме это согласие могло быть устным, письменным (в виде договора) или самим фактом — переходом девушки в дом своего будущего мужа. Браку предшествовала помолвка, на которых родные или опекуны новобрачных договаривались о материальном обеспечении семьи, уточняли размеры приданого, которое невеста приносила в дом жениха. Обрученная девушка в некоторых правовых отношениях приравнивалась к жене: жених мог принять на свой счет нанесенную ей обиду и подать в суд на виновного (девушка или женщина самостоятельно это сделать не могла); неверность невесты приравнивалась к прелюбодеянию со всеми последствиями, вытекавшими из этого.

В Древнем Риме при вступлении в брак впервые начали использовать металлические кольца обручальные. К И ст. н. е. при вступлении в брак было достаточно вербального (устного) или литерального (письменного) договора между женихом и родителями или опекунами невесты. Договор вступал в действие в момент передачи женихом будущим тестю и теще простой железной кольца. С этого времени брак приобретал законную силу, а свадебные торжества и обряды устраивали, чтобы сообщить окружающим о рождении новой семьи.

Носить кольцо надо было на безымянном пальце левой руки: считалось, что именно от него прямо к сердцу идет «вена любви» (vena amoris). Такие кольца носили только женщины: мужчины оставляли «вену любви» свободной.

Со временем аппетиты молодых римлянок росли, во II ст. они уже стали требовать дарить им бронзовые кольца, а начиная с третьего века — золотые.

В России заключение брака делилось на два этапа: обручение и свадьба. На оба события жениху необходимо было дарить девушке дорогие подарки, в том числе и золотые кольца. В 1775 г. Священный Синод принял решение об объединении помолвки и свадьбы, и тем самым жених получил возможность сэкономить на кольцах и подарках. В советское время регистрация браков происходила в государственных учреждениях, но традиция надевать кольца осталась, их надевали на безымянный палец правой руки, в то время как на Западе традиционно золотые обручальные кольца носят на левой руке.

В Средние века рецептоване в Западной Европе римское право не оказало такого глубокого влияния на правопорядок и общественную жизнь стран, как каноническое право. Оно стало сильным оружием в укреплении и распространении церковной власти и перестройке социальной структуры общества в нужном церкви направлении. Едва ли не главной сферой контроля общественной жизни со стороны церкви стала семья. Первым шагом в этой политике было введение правила целибата для духовенства. Это выводило священнослужителей из сферы загальнородових, семейных и в целом мирских интересов, превращало его в послушный, контролируемый церковной власти инструмент. Христианскими канонами были заложены принципы всех семейных отношений, включая и чисто юридические аспекты. Поэтому каноническое право не просто оказало влияние на регулирование этой сферы, но и на целые столетия заменило своими правилами национальное брачно-семейное право.

В христианстве брак рассматривается как Таинство и как договор. Как таинство — это видимый и действующий знак Божьей благодати (именно за это в Кодексе канонического права от 1983 г. законодательство о браке излагается в части, посвящены церковным таинствам). Как договор — это брачное соглашение, поскольку он может возникнуть, с одной стороны, при наличии волеизъявления обеих сторон; а с другой — брак порождает правовые последствия в отношении лиц, которые его заключили.

Из неотделимости брака-до говору от брака-Таинства следует, что этот институт издавна находился в центре внимания как светской, так и духовной власти в государстве и регулировался как светскими, так и церковными нормами.

Являясь своеобразным договором, брак на самом деле отличался от обычной гражданско-правовой сделки. Разве могут супруги сами определять свои права и обязанности? До некоторой степени так, но это в основном может касаться имущественных отношений в браке. Что же касается других прав и обязанностей супругов, то они уже заранее определены законодателем независимо от воли сторон. А значит, здесь нельзя вести речь о классическом гражданско-правовой договор.

Соотношение норм Семейного кодекса Российской Федерации и брачного права Русской Православной Церкви

СООТНОШЕНИЕ НОРМ СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И БРАЧНОГО ПРАВА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Гавриш И. В., аспирант кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

В данной работе анализируется часть основных действующих норм церковного права и их соотношение со светским семейно-брачным правом, автор демонстрирует внутреннюю противоречивость и показывает необходимость систематизации и кодификации церковного брачного права Русской Православной Церкви.

Ключевые слова: церковное право, каноническое брачное право Русской Православной Церкви, каноническое право.

In this paper the examines the major part of the existing legal regulations of religious law and their relationship with a secular family and matrimonial law, revealing their internal contradictions and showing the need to systematize and codify religious marriage regulations of the Russian Orthodox Church.

Key words: ecclesiastical law, canonical marriage law of Russian Orthodox Church, canon law.

В настоящий период нормы церковного брачного права во многом противоречивы, часть из них утратила актуальность. Нормы СК РФ имеют свои изъяны, но они кодифицированы, что облегчает их применение (они могут быть взяты за основу при систематизации ЦБП РПЦ как минимум в рамках сведенного в единый процессуального раздела). Нормотворческая неторопливость вызвана недостаточно активной позицией самой РПЦ в обществе и, как следствие, слабой востребованностью этих норм гражданами, идентифицирующими себя как православные. Сегодня неоспорим приоритет закона государства над нормами религий, исповедуемых на ее территории. Главенство закона государства на сегодня является объединяющим фактором в обществе. При этом моральные религиозные принципы приобретают все больший вес в обществе.

Брак Общность норм СК РФ и ЦБП Различие норм СК РФ и ЦБП РПЦ РПЦ

Кодификация норм Только СК РФ

Юрисдикция Только члены РПЦ (крещеные) в отличие от общей СК РФ

Определение Есть определение брака

Место Любое место заключение брака на территории РФ

Это интересно:  Замена водительского удостоверения через Госуслуги (прав) в 2019 году - запись, как заменить, пошагово

Глава VI. О браке в особенности § 101. Понятие о браке и отношении брачного института к церковному праву.

В канонические сборники было внесено римское определение брака: «nuptiae sunt conjunctio maris et feminae, consortium omnis vitae, divini et humani juris communicatio», или, как в другом месте: «conjunctio individuam consuetudinem vitae continens», т. е. брак есть моногамический союз мужчины и женщины, представляющий собой нераздельное общение жизни и взаимное соучастие в божеском и человеческом праве. В браке есть несомненно юридический, договорный элемент, так как он, подобно другим частным союзам, устанавливается соглашением или договором. Но брачный договор отличается от всех других договоров во-первых тем, что содержание его не зависит от определения индивидуальной воли, а дается природой, как необходимое выражение неизменного естественного влечения к продолжению и сохранению рода,- во-вторых тем, что брачный договор направляется не на совершение отдельных каких-либо действий, исполнением которых он прекращался бы, подобно другим договорным обязательствам, а на взаимное восполнение двух личностей по всем сторонам человеческой жизни и на всю жизнь. Рассматриваемый с этой последней стороны, брачный союз наполнен нравственным содержанием, как ежедневная, укрепляемая житейскими испытаниями, школа взаимной любви, преданности и самоотвержения. Для государства брачный союз имеет величайшее значение как такой общественный институт, который составляет одну из основ самого государства. Поэтому современное государство не может удовлетвориться точкой зрения философии естественного права, которое смотрело на брак только как на договор, интересующий частных лиц. Христианская церковь внесла в понятие брака еще один момент: брак, как образ таинственного союза Христа с Его церковью, есть таинство, соединяющее мужа и жену для полного неделимого общения жизни и низводящее на них дары Божией благодати. Но на западе и востоке идея таинства получила далеко не одинаковое развитие. По католическому учению, таинство имеет материю и форму, и что касается таинства брака в особенности, материю его составляет взаимная передача двух лиц разного пола друг другу, а форму таинства составляют те слова, действия и знаки, которыми в момент передачи выражается взаимное согласие на вступление в брак. С этой точки зрения, формальное участие духовного лица или органа церкви в заключении брака несущественно для таинства, ибо все, что принадлежит к существу брака — и материя, и форма — исполняется самими брачущимися, а не третьим каким-либо лицом. Другими словами, совершители таинства суть сами супруги. Священник же, наравне с свидетелями, удостоверяет лишь юридическую действительность состоявшегося взаимного волеизъявления, направленного на вступление в брак. Отсюда выводится, что всякий вообще брак, заключенный между христианами в христианском духе, без противоречия требованиям христианства, есть таинство, или, иначе, брачный союз между лицами, получившими благодать крещения, не может не быть таинством. В восточной церкви, прежде чем сделалась на востоке известной западная конструкция таинств, различавшая форму и материю и принимавшая самих супругов за совершителей таинств, фактически существовала масса браков, которые, в качестве христианских браков, должны были рассматриваться как таинство, а между тем были заключаемы без церковного брачного священнодействия. Таковы вторые и третьи браки, которые церковью не допускались до благословения, и браки рабов, которые государством не допускались до брачного священнодействия; затем не требовалось, чтобы браки нехристианских супругов, по обращении их в христианство, венчаемы были в церкви, причем, следовательно, по взгляду церкви, брачный союз необходимо должен был становиться таинством, вследствие именно того, что супруги стали христианами. Да и вообще, до издания законов Льва Мудрого (в конце IX в.), и Алексея Комнена (в конце XI в. об этом ниже), для юридической силы брака не требовалось церковного брачного священнодействия, так что следовательно и вообще между христианами, вступавшими даже в первые браки, возможны были браки без церковного священнодействия. С конца IX в., когда с одной стороны закон стал требовать для действительности брака церковного венчания, а с другой стороны установилась известная обрядовая форма венчания, как особого церковного чинопоследования, в венчании же стала поставляться и сущность таинства. Хотя западная богословская разработка в дальнейшей истории не осталась без влияния на востоке и отразилась не только на сочинениях отдельных восточных богословов (как Гавриил филадельфийский), но и на произведениях, получивших церковное признание (статья о тайне супружества в 50-й главе кормчей книги и православное исповедание митр. Петра Могилы); но в новейшей византийской и русской теологии получил господство взгляд, что не сам брак, как союз, есть таинство, а церковное священнодействие. Отсюда в нашей церковной практике сделаны были важные выводы: 1) непризнание раскольничьих браков за таинство, а так как брачное священнодействие по нашим государственным законам есть вместе юридический способ заключения законного брака, то отсюда выводилось до последнего времени не признание раскольничьих браков за брак вообще; 2) не наказуемость двоеженства тех раскольников, которые вступали в брак, состоя в расколе, и, перешедши затем в православие, вступали в новый брак; 3) попытка ввести обязательное венчание супругов — нехристиан, переходящих в православие, несмотря на то, что, по нашим гражданским законам, брак, заключенный между лицами всех вероисповеданий, терпимых в государстве, по обрядам этого исповедания, есть брак законный, а брак, законный с государственной точки зрения, должен признаваться за таковой и со стороны церкви; 4) включение в число дозволенных для православных трех браков также и тех браков, которые объявлены недействительными, на том именно основании, что венчание было совершено. Из последнего пункта в особенности открывается необходимость тщательного богословского разъяснения, как нужно понимать таинство брака, и в чем нужно поставить его сущность. Трудно примириться с мыслью, что напр. брак с сумасшедшим, с таким близким родственником, с другой женой при существовании первой, есть церковное таинство, изображающее союз Христа с церковью на том основании, что подобный брак был обвенчан. Следует добавить, что с воззрением на церковное венчание, как на таинство, решительно не вяжется тот факт, что православным духовенством могут быть венчаемы браки неправославных христиан, а между тем считается несомненным, что церковь может предавать свои таинства только своим членам.

У нас нет противоположности между церковным брачным законодательством и государственным законодательством о браке, между церковным браком и гражданским. Поэтому постановления русского церковного права, в особенности православного; относительно 1) условий заключения брака, или, иначе, препятствий к браку, 2) способа или формы заключения брака и 3) прекращения брака, суть вместе и государственные законы, и наоборот. С означенных именно трех сторон брак должен быть рассмотрен в науке церковного права, так как ни личные, ни тем более имущественные отношения супругов к церковному праву не относятся.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

В праздник Иверской иконы Божией Матери Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Новодевичьем монастыре Москвы

Состоялось наречение архимандрита Василия (Данилова) во епископа Касимовского, архимандрита Игнатия (Луковича) во епископа Боровлянского и архимандрита Спиридона (Морозова) во епископа Бирского

Святейший Патриарх Кирилл возглавил очередное заседание Высшего Церковного Совета

Святейший Патриарх Кирилл принял делегацию лидеров езидского народа

Предстоятель Русской Церкви принял участие в итоговом пленарном заседании VIII Общецерковного съезда по социальному служению

О канонических аспектах церковного брака

Документ принят на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 29 ноября — 2 декабря 2017 года.

Брак есть установленный Богом союз мужчины и женщины (Быт. 2:18-24; Мф. 19:6). По слову апостола Павла, брак подобен союзу Христа и Церкви: «Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть» (Еф. 5:23-25, 31).

Это интересно:  Ипотека для учителей - молодых, в 2019 году, сбербанк, молодым специалистам, педагогам дошкольного образования, льготная, социальная, условия

I. Условия вступления в церковный брак и препятствия к совершению таинства Брака

Вступление в церковный брак (венчание) предполагает открытое и свободное волеизъявление мужчины и женщины, выраженное перед Церковью, представленной священнослужителем, совершающим таинство.

Вследствие заключения брака между мужем и женой возникают нравственные обязанности, а также юридические и экономические права как по отношению друг ко другу, так и по отношению к детям.

«Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве» — гласит принцип римского права, вошедший и в славянские церковные правовые источники (Кормчая, гл. 49). В связи с этим церковное браковенчание в тех странах, где оно не влечет за собой гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака. Такая практика имеет основание и в жизни древней Церкви. В эпоху гонений христиане не допускали компромиссов с государственной языческой религией и предпочитали мученическую смерть участию в языческих обрядах. Однако и в этот исторический период они вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они (то есть христиане) заключают брак, как и все», ― говорит еще во II веке автор послания к Диогнету (V глава). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа: «А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти. Пусть все будет во славу Божью» (свт. Игнатий Богоносец. Послание к Поликарпу, V).

Совершение венчания до государственной регистрации брака допускается исключительно по благословению епархиального архиерея и в особых случаях, например, по причине подтвержденного медицинскими документами тяжелого заболевания, могущего привести к скорой кончине, или ввиду предстоящего участия в военных, а также иных действиях, связанных с риском для жизни, и при условии, что государственная регистрация брака в желаемые сроки невозможна.

В ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации брака, священнослужитель может самостоятельно принять таковое решение с последующим докладом о том епархиальному архиерею.

Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам (например, при превышении допустимого церковными правилами количества предшествующих браков одним из желающих венчаться или при наличии между лицами, желающими венчаться, недопустимых степеней родства). Церковь категорически не признаёт и не признает союзы лиц одного пола в качестве брака вне зависимости от признания или непризнания таковых гражданским законодательством, а также другие формы сожительства, не соответствующие ранее данному определению брака как союза между мужчиной и женщиной.

Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому Таинству. В современных церковных документах предписано: «По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении» 1 . Священнослужителю также следует рекомендовать желающим вступить в брак исповедоваться и причаститься Святых Христовых Таин в преддверии венчания.

Таинство Брака не может быть совершено над человеком, отрицающим основополагающие истины христианской веры и нравственности.

Церковь также не разрешает венчать следующих лиц:

а) уже состоящих в ином браке, церковном или зарегистрированном государственными органами власти;

б) находящихся между собой в кровном родстве по прямой линии независимо от степени родства (Трул. 54, Вас. Вел. 87, указ Святейшего Синода от 19 января 1810 года);

в) находящихся между собой в кровном родстве по боковой линии (в том числе единокровном и единоутробном) до четвертой степени включительно; браки в пятой и шестой степени бокового кровного родства могут быть совершены с благословения епархиального архиерея (там же);

г) находящихся между собой в тех видах свойства, на которые указано в Трул. 54: «отец и сын с матерью и дочерью, или отец и сын с девами двумя сестрами, или мать и дочь с двумя братьями, или два брата с двумя сестрами»; предусмотренные решениями Святейшего Синода (XVIII-XX вв.) запреты на вступление в брак при иных видах свойства применяются по усмотрению епархиального архиерея;

д) состоящих в духовном родстве:

  • восприемника с им воспринятой во Святом Крещении, восприемницу с ею воспринятым (указ Святейшего Синода от 19 января 1810 года);
  • восприемника с матерью воспринятого, а также восприемницу с отцом воспринятой (Трул. 53, указы Святейшего Синода от 19 января 1810 года, от 19 апреля 1873 года и от 31 октября 1875 года).

е) ранее состоявших в трех браках (учитываются браки как венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию), в которых желающий вступить в новый брак состоял после принятия им Святого Крещения;

ж) состоящих в духовном сане, начиная с посвященных в иподиаконский чин;

и) не достигших брачного возраста согласно государственному законодательству, с учетом исключений, предусмотренных этим законодательством;

к) признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством, хотя в исключительных случаях епархиальный архиерей может принять решение о возможности вступления таких пар в церковный брак;

л) осуществивших так называемую смену пола;

м) удочеривших с удочеренными, усыновивших с усыновленными, приемных родителей с приемными детьми.

Недопустимо совершение венчания при отсутствии свободного согласия обеих сторон.

В тех случаях, когда священнослужитель затрудняется определить наличие или отсутствие препятствий к совершению таинства Венчания, он должен либо самостоятельно обратиться к епархиальному архиерею, либо предложить желающим венчаться обратиться к епархиальной власти за разрешением возникшего недоумения и дозволением на совершение венчания.

Браки между восприемниками могут совершаться по благословению епархиального архиерея (с учетом указу Святейшего Синода от 31 декабря 1837 года).

II. Признание церковного брака недействительным

Освящение брака, совершенное по ошибке (например, при незнании о наличии препятствий) или злоумышленно (например, при наличии установленных церковным законодательством препятствий) может быть епархиальным архиереем признано недействительным.

Исключение составляют венчания, совершенные при наличии таких препятствий, которые могут быть преодолены благословением архиерея (см. пункт в перечня выше), или при недостижении одним из венчанных брачного возраста при условии, что ко времени обнаружения данного обстоятельства брачный возраст был уже достигнут или если в таком браке родился ребенок.

В тех случаях, когда супруги, находящиеся в зарегистрированном браке, принимают православие через таинство Крещения или через чин присоединения, их брак может быть венчан, если к тому нет канонических препятствий.

В отношении православных христиан, состоящих в зарегистрированном браке, не освященном таинством, священнослужителям следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28–29 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом. Следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в таинстве Брака.

III. Браки с инославными христианами

Древние церковные каноны (Трул. 72, Лаод. 31) ради защиты Церкви от распространения ереси запрещали православным христианам вступать в брак с еретиками. Этот подход и ныне должен применяться по отношению к членам еретических и раскольнических сообществ, враждебных Церкви и создающих угрозу ее единству.

Иной подход, основанный на принципе икономии, применяется в отношении браков с представителями тех инославных сообществ, которые не враждебны Православной Церкви. Этот подход, отраженный в постановлениях синодального периода, подытожен в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви: «Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей» 3 .

Это интересно:  Акт согласования границ земельного участка и его содержание

Благословение епархиального архиерея на вступление в такой брак может быть преподано православной стороне в ответ на письменное прошение, которое должно сопровождаться согласием неправославной стороны на то, чтобы дети были воспитаны в православной вере.

Тот же подход применяется в отношении венчания православных христиан со старообрядцами.

IV. Браки с нехристианами

Не освящаются венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами (Халк. 14). Это связано с попечением Церкви о христианском возрастании вступающих в брак: «Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16:5; Флм. 1:2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7:39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения» 4 .

В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в Православии своих детей. Священник, рассматривая каждый отдельный случай, должен помнить слова апостола Павла: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7:12-14).

V. Признание церковного брака утратившим каноническую силу

Брачный союз прекращается смертью одного из супругов: «Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти за кого хочет, только в Господе» (1 Кор. 7:39).

При жизни супругов их союз должен быть нерушимым по слову Спасителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:6). В то же время, основываясь на евангельском учении, Церковь признает возможность прекращения брака при жизни обоих супругов в случае прелюбодеяния одного из них (Мф. 5:32; 19:9). Признание церковного брака утратившим каноническую силу также возможно при наличии обстоятельств, которые влияют на брачный союз столь же разрушительно, как и прелюбодеяние, или которые могут быть уподоблены смерти одного из супругов.

а) отпадение одного из супругов от Православия;

б) прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19:9) и противоестественные пороки;

в) вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;

г) неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;

д) заболевание одного из супругов, которое при продолжении супружеского сожительства может нанести непоправимый вред другому супругу или детям;

е) медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга, при его отказе от лечения и исправления образа жизни;

ж) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;

з) злонамеренное оставление одного супруга другим (длительностью не менее года);

и) совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;

к) надлежащим образом удостоверенное посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого супруга либо детей;

л) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством и устраняющая возможность продолжения брачной жизни.

При наличии одного из перечисленных выше оснований одна из сторон может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о признании ее церковного брака утратившим каноническую силу. Священнослужителям вменяется в обязанность всячески увещевать лиц, ищущих развода, не принимать поспешных решений, но, по возможности, примириться и сохранить свой брак. Наличие решения светских органов власти о расторжении брака не является препятствием для вынесения церковной властью самостоятельного суждения и собственного решения по долгу пастырского попечения, в соответствии с церковными канонами, а также нормами, содержащимися в настоящем документе.

По исследовании вопроса епархиальный архиерей 5 может выдать свидетельство о признании данного брака утратившим каноническую силу и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком. Виновной стороне такая возможность также может быть предоставлена после принесения покаяния и исполнения епитимии.

Фактическое рассмотрение дел и выдачу упомянутых свидетельств может, по благословению епархиального архиерея, осуществлять специальная комиссия, состоящая из пресвитеров и, по возможности, возглавляемая викарным архиереем, если таковой имеется в епархии. Также эти функции могут быть возложены на епархиальный церковный суд. Дела рассматриваются комиссией или судом коллегиально, а при необходимости ― с выслушиванием сторон. К полномочиям комиссии (епархиального суда) относится подтверждение виновности (невиновности) каждой стороны.

Решение о признании церковного брака утратившим каноническую силу принимается в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях вопрос должен рассматриваться в той епархии, где проживает супруг инициирующий развод.

В случае намерения одного из супругов принять монашеский постриг и направления соответствующего прошения епархиальному архиерею церковный брак может быть признан утратившим каноническую силу при соблюдении следующих условий:

1) наличие письменного согласия другого супруга;

2) отсутствие несовершеннолетних детей или иных лиц, находящихся на иждивении супруга, намеревающегося принять монашество.

Постриг, совершенный без соблюдения этих условий, может быть признан недействительным, а последствия его регулируются Положением о монастырях и монашестве.

О кровном родстве

В кровном родстве по боковой линии состоят:

  • во второй степени — родные братья и сестры, в том числе единокровные и единоутробные (здесь и далее);
  • в третьей степени — дяди и тети с племянниками и племянницами;
  • в четвертой степени —
    двоюродные братья и сестры между собой;
    двоюродные дедушки и бабушки с внучатыми племянниками и племянницами (то есть с внуками или внучками своих родных братьев или сестер);
  • в пятой степени —
    данное лицо с детьми своих двоюродных братьев или сестер;
  • в шестой степени —
    троюродные братья и сестры между собой;
    данное лицо с внуками и внучками своих двоюродных братьев или сестер.

[1] ― См. документ «О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви». II, 2.

[3] ― Основы социальной концепции, Х.2.

[4] ― Основы социальной концепции, Х.2.

[5] ― «Осуществляя наблюдение за каноническим порядком и церковной дисциплиной, епархиальный архиерей … в соответствии с канонами решает вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов» (Устав Русской Православной Церкви, глава XV, 19, г).

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, center-bereg.ru, studfiles.net, www.patriarchia.ru.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector