+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Прописка в хату на зоне

Содержание

Содержание

Это страшное слово прописка

Пребывание за решеткой, даже самое кратковременное, — довольно тяжкий процесс. Законы зоны суровы, а порой и просто жестоки. Но это настоящие, «железобетонные» законы, или «понятия», как говорят по ту сторону шлюза. Знать и соблюдать тюремные законы необходимо, если человек хочет выжить за решеткой.
Проверка на вшивость
С другой стороны — что такое тюрьма? Скажем прямо — это место проверки человека на живучесть, а точнее на выживаемость в экстремальных условиях. Попав в заключение, человек обязан мобилизовать весь свой физический, интеллектуальный потенциал и вести бесконечную борьбу за выживание. Ведь из СИЗО существует только два выхода — в зону или в морг. В последний, как правило, попадают в результате разборок, самоубийства или несчастного случая. Существует еще третий вариант — подсудимого в зале суда признают невиновным и отпустят домой. Но вероятность столь счастливого финала настолько мала, что мы ее даже не будем рассматривать.

Короче говоря, без проблем топтать зону могут люди рисковые, смелые, с царем в голове. Многим это не по силам. Как говорится — кучеряво никому жить не запретишь. Только не все могут, кое у кого очко играет.

Практически всегда дальнейший статус и условия пребывания арестанта-новичка в уголовной среде зависят от его первых шагов, первых минут нахождения в камере. Всякий вошедший в камеру должен пройти прописку, которая по форме представляет из себя допрос с целью определить, что за человек в «хату» пришел. Ведь людям предстоит какое-то время провести вместе в одном замкнутом помещении, и они не хотят лишних проблем. Например, неделю-другую есть за одним столом с не объявившим свою масть «петухом» чревато неприятностями даже для самых крутых авторитетов. Поэтому так дотошно и расспрашивают новичка в камере.

К прописке, скорее всего, не будут принуждать людей старше сорока лет, явных больных и психов. Пожилому человеку, если за ним не водится «косяков», блатные сразу заявят, что он определяется в «мужики». То есть иногда будет работать на приборке «хаты» и платить в «общак». Заставлять его участвовать в воровских делах никто не будет. Правда, из «мужиков» можно и выбыть, причем с понижением. Если, например, воровать у своих («крысятничать»), слишком много разговаривать и надоедать блатным своими вопросами, а также попасться на связях с операми.

Есть еще одно железное правило — при прописке (да и вообще во время нахождения в камере СИЗО) всегда следует говорить правду. Если даже человек совершил изнасилование, следует заявить об этом прямо и рассказать обо всех обстоятельствах дела. Наверняка найдутся какие-либо смягчающие обстоятельства (исключая случаи изнасилования малолетних). В первом случае братва тщательно перетрет тему (обсудит положение) и сильно прессовать насильника не будет. Сегодня «взломщика лохматых сейфов» (насильника) никто не будет «опускать» и иметь в очко. В худшем случае ему предложат перебраться поближе к параше. Но если выяснится, что «кент» обманул сокамерников с делюгой (преступлением), ему этого никогда не простят.

Так что честно расскажите о себе. Если вы не знаете правил жизни в камере, так и скажите. На вопрос, будете ли соблюдать правила и понятия, лучше ответить «да». Мало кто знает, что по понятиям человек, не прошедший прописку и определенный в «парашники» или «черти», имеет право на вторую попытку грамотно прописаться.

Для этого надо выйти на середину «хаты», вылить на себя ведро воды, прокричать «прощай, параша!» и попытаться пройти прописку снова. На этот раз первоход уже имеет некоторый тюремный опыт и может более достойно ответить на каверзные вопросы сокамерников. «Петух», разумеется, такой возможности не имеет.

Еще один момент. Сегодня, когда рыночные отношения проникли и за стены тюрьмы, встречаются случаи, когда первоходы от прописки откупались, внося несколько тысяч долларов в «общак».

Прописка — важный тюремный ритуал. Ее правила складывались десятилетиями, и на человека, впервые попавшего в камеру, могут произвести устрашающее впечатление.

На первохода могут накричать, несколько раз ударить, будут всячески провоцировать. Но при этом никто не ставит цели нанести новичку серьезные телесные повреждения, скорее это делается в порядке профилактики. Спортсмены, впервые попадающие в камеру, часто воспринимают такие наезды всерьез и устраивают настоящую драку. А это уже серьезный «косяк», за который полагается серьезное наказание.

Лично я своими глазами наблюдал следующий случай. Как-то в нашу камеру определили одного качка-рэкетира. Это был здоровенный парень, профессионально занимавшийся боксом. С бычьей шеей, огромными мускулами, накачанным торсом и одной извилиной, которая, судя по всему, находилась не в башке, а чуть пониже спины. В первый же вечер его попытались прописать. На вопросы качок отвечал туго, но в рамках приемлемого. Практически прописку «бычок» прошел. Для ее завершения один из уголовников, по кличке Скула, несильно ударил спортсмена в грудь. В ответ боксер нанес ему сокрушительный хук справа и ринулся в драку, нанося тяжкие телесные повреждения уркам, которые его прописывали. Трое блатных в результате уехали на больничку. Боксера перевели в другую «хату», но через три недели его там ночью «отпетушили».

«Вторая часть марлезонского балета»

К интеллигентам в зоне отношение в основном терпимое. Им в уголовном мире надо держаться просто, но с достоинством. У сокамерников, как правило, образование неполное среднее. Интересы их очень ограничены — наркота, чифир, порнуха, обмен мнениями об уголовных делах. Поэтому наладить общение можно. Спорить с сокамерниками бесполезно, конфликты с зеками хорошим не кончаются.

Впрочем, интеллигент интеллигенту рознь. Как-то появился у нас в «хате» один субтильный хлюпик, который явно не нюхал параши. Фраерка звали Леня Финкельштейн, и по жизни он являлся типичным барыгой. Имел какой-то бизнес, а в тюрьму попал за махинацию с налогами. Прописку он прошел довольно легко и был определен в «мужики». Но остаться в этой масти Лене было не суждено.

Некоторые исследователи утверждают, что все сто процентов населения планеты Земля страдают психическими расстройствами в той или иной степени. Иными словами, все мы психически неадекватны. Но Леня явно выделялся на этом фоне размахом своего заболевания. Он страдал музыкальной шизофренией в законченной стадии. Каждое утро начиналось с небольшой распевки. Сначала напевались блатные куплеты. Потом Леня плавно переходил к классике и исполнял различные арии. Затем шел резкий переход к белогвардейской тематике. После обеда, стирая в тазике у «тормозов» свои манатки, Леня выдавал все перлы из многосерийного телевизионного фильма про «Трех мушкетеров». Типа «Бургундия, Нормандия, Шампань или Прованс. », «Опять скрепит потертое седло. », «Есть в графском парке черный пруд, там лилии цветут. ». А объявляя название песни, обязательно добавлял: «Вторая часть марлезонского балета!»

Блатные были в ярости от такого народного творчества, но поделать ничего не могли. Скажут певцу «заткнись», тот помолчит пару минут и снова начинает: «Кардинал ел бульон с госпожой Эгильон. » или «Констанция, Констанция. ». При этом Леня формально никаких тюремных законов не нарушал и наказать его было нельзя. Лафа закончилась, когда Леня, забираясь на свой шконарь, загорланил стремную по тюремным меркам песню:

Как входить в хату на зоне первый день?

Не стоит зарекаться от тюрьмы, любой может оказаться там на несколько часов, дней или месяцев, пускай, и за мелкое нарушение. Попадание в тюрьму — всегда стресс для неискушённого человека, ведь культура и обычаи арестантов отличаются от привычных. Но за первым стрессом следует и второй: как входить в хату на зоне, чтобы не испортить впечатление о себе в первый же день? Зона — место, где оплошностей не прощают, и пребывание там может усугубиться неверно произнесённым словом или неправильным действием. Поэтому новичку не помешают некоторые знания о том, как входить в хату на зоне. Первый день на зоне, тюремная прописка — что первое звено всех последующих событий. Чего не стоит делать и говорить, чтобы отношения с арестантами сложились благополучно?

Поведение осужденного формируется уже начиная с той минуты, когда посредством адвоката ему становится ясно, какой срок намечается провести до суда в камере. Чем меньше людей ему повстречается — «малолеток», «матёрых криминалов» — тем легче. Изоляция же подразумевает абсолютное одиночество, о чём иногда удаётся договориться со следователями.

Это интересно:  Земельно-имущественные отношения в 2019 году - что это такое, департамент, министерство, специалист, комитет

Вход и приветствие

Перед тем как войти в хату на зоне, стоит иметь в виду, что о вас уже почти всё знают или очень быстро проверят, и выставлять напоказ красноречие, как и прибавлять к правде что-либо неуместно. Качества первой необходимости, которые потребуются — это навыки общения, вежливость, чувство собственного достоинства.Прежде всего, необходимо элементарное воспитание: при входе с людьми здороваются. Но если среди сокамерников окажутся «опущенные», сблизившийся с ними на словах человек пополнит их число. То есть «привет всем» не подойдёт. Рекомендуются оптимальные варианты приветствия: «приветствую людей», «здорово, братва». Обращаться к арестантам «мужики» — не лучшее, это слово подчеркнёт границу между презренной кастой и почётным званием, подстегнёт проверить статус «мужика» вошедшего. За руку с первоходом не здороваются, пока не подтвердится его «чистота».

Статья, знакомство, кличка

Брошенное к ногам полотенце, детектор чувства собственного достоинства — ещё не завершение знакомства, после этого актуален всё тот же вопрос: как правильно войти в хату на зоне, не привлекая к себе нездорового внимания? «За что осуждён?», «За что попал?» — на эти вопросы прибывшему стоит ответить номером статьи, не скрывая действительного положения дел, несмотря на невиновность. На вопрос: «Ты кто?» предполагаются ответы — «бродяга» — авторитет, оказавшийся за решеткой не впервые, «мужик» — человек, не имеющий «оплошностей» на воле, или — «опущенный человек».Не стоит направляться к кажущимся свободными нарам. Для первоходцев чаще всего остаются спальные места, расположенные по углам. Прибывшего могут пригласить к столу (общаку) попить чаю, и вновь попросят детальнее рассказать, за что осуждён и кем является. Если не было опыта заключения, лучше так и сказать — бывалые в любом случае вычислят вашу настоящую суть. Не зная правил жизни в камере, стоит сказать об этом, как есть, а относительно их соблюдения выразить согласие. Лучше умолчать о финансовом положении или создать впечатление человека среднего достатка.

Кличка — необходимость, которую можно выбрать на собственное усмотрение, или же её присвоит общество согласно особенностей или поведения заключённого. Новичок может принять или отказаться от оскорбительного прозвища, отвечая «не канает» или наоборот: «канает».

Обычно смотрящий озвучивает неписанные правила, невыполнение которых наказывается особо строго. «Попасться» на деле и на слове, тем более новичку, очень просто. Если необходимо противостоять коллективному неодобрению, выпутаться из неосознанной оплошности, если обычные методы не срабатывают, то заключённые вынуждены практиковать «нестандартный подход», чтобы выжить, и для улучшения сложившейся ситуации.

«Нетрадиционный» подход

1. Объявить голодовку с привлечением адвоката и с подписанием заявления об этом вышестоящим руководством, начиная от надзирающего прокурора или выше.

2. Заявить о якобы труднодиагностируемой болезни, как ишемическое заболевание сердца, или подобное, что даст возможность перейти под наблюдение к врачу, а в некоторых случаях даст шанс освобождения. Но состязаться опытом с бывалыми людьми, симулируя незнакомые болезни, не стоит: разоблачение может обойтись дороже.

3. Существует также способ, когда заключённый неофициально сообщает следователю о своих подозрениях: о том, что его сокамерник проявил намерение покуситься на его честь, и что в попытке обороны он может нанести телесный вред оскробителю. Часто бывает принято решение поместить новоприбывшего в одиночную камеру.4. Предпочтительнее отбывать срок в малочисленной камере, где соседями окажутся нарушители, чьи статьи не имеют отношения к особо тяжким — расхитители, аварийщики. И тогда хлопоты о том, как в хату входят, прописка на зоне, и тому подобное, с большей вероятностью останутся невостребованными. Но чтобы повлиять на решение о малонаселённой камере, как минимум, важно сохранять уважение к опер-уполномоченному и следователю.

5. В некоторых случаях удавалось откупиться за большие суммы от пребывания в общей камере.

6. «Прописки» могут избежать пожилые люди, болеющие, которые при входе заявляют, что обязуются платить «в общак» и работать, сколько полагается.

Что такое «прописка»?

Если камеры с уголовниками избежать не удалось, предстоит «прописка» и проживание на общепринятых условиях.

Изначально никто не настроен причинить вред новичку, но никому не безразлично, с каким человеком приходится отбывать срок, общаться и взаимодействовать длительное время. Поэтому формально прописка — это испытания в виде заковыристых вопросов, как быстрый способ узнать сокамерника, понять, какого отношения он к себе заслуживает.


«Прописка» стала своеобразным ритуалом провокационного характера, принимающим различные оттенки. Поэтому новичку без опыта поможет знание о том, как входить в хату на зоне. Первый день на зоне вскрывает суть человека и бесповоротно ставит на нём клеймо, хотя цель прописки — проверка, а не причинение зла. Отвечать нужно исключительно правдиво, никакую ложь при её обнаружении не простят.

Зачастую нужно сделать выбор из двух заведомо проигрышных вариантов, но ответ, избегающий конкретных значений, может оказаться вполне устраивающим. Рекомендации о том, как грамотно войти в хату на зоне, сводятся к приниципу твёрдости и однозначности в ответах, при которых, однако, допустим философский подход.

Провокационные вопросы новоприбывшему

1. Просят выбрать одно из полей домино: пятёрку или шестёрку. На территории заключённых пятёрка сообразуется с опущенным человеком, а шестёрка — с клеветником. Но если ответить, что выбрал «чёрточку» между полями, конкретность ответа от этого не пострадает. Символичные с этими понятиями вещи иногда становятся роковыми, как «случайная» безысходность в виде единственного пронумерованного шестёркой места или предмета пользования, что для новичка может аукнуться потенциальной неприятностью.

2. Провокационные вопросы с подтекстом, требующие немедленных ответов без раздумий, могут выглядеть, так: «Если справа море, а слева — лес, что выберешь, спускаясь на парашюте?». При любом выборе ждёт проигрыш, но выход — в дополненном варианте: «В каждом лесу есть полянка, а в море — островок», и тому подобное.

3. Вопросы, подразумевающие категоричные ответы: «Что будешь делать, если в безвыходной ситуации нужно будет мать продать или себя подставить?». Ответ: «Мать не продаётся, и своя (если она упомянута) часть тела не подставляется».

Если «прописку» не прошёл

Для непрошедших прописку есть шанс повторить её снова, в отличие от «опущенных», сопровождая намерение соответствующим ритуалом и словами, обычно, выливая на себя ведро воды. Если прописка так и не была пройдена, новичку принудительно предлагают присоединиться к «пятёркам» или «шестёркам». Такого положения вещей возможно избежать, извинившись, предложив в качестве альтернативы оплату или отработку.

Каких уголовников не любят в тюрьме

Перед тем как входить в хату на зоне, следует подготовиться к тому, что в тюрьме не любят насильников, растлителей малолетних, гомосексуалистов.

Если станет известно, что заключённый предал друзей, из-за чего те попали в тюрьму, этого ему не забудут, определив соответствующее отношение.

Совравшего могут проверить, и если ложь всплывёт, выяснится, что заключённый умалчивал о своей принадлежности к «опущенным», восседая с сокамерниками и авторитетами за одним столом, этого не прощают.

Чего стоит избегать

  1. Без знания установленных правил не стоит безоглядно и буквально понимать любые предложения, например, сыграть в карты «просто так»: может выясниться истинное локальное значение этого выражения, и затем — новоиспечённого долга.
  2. Существуют и специфические фразы, и о них лучше знать до того, как входить в хату на зоне, например, вместо «можно ли спросить» лучше сказать «можно ли поинтересоваться», «спросить» — среди арестантов носит оттенок спроса и ответственности.
  3. Рекомендуется избегать матерных слов, накаляющих и без того психологически тяжёлую атмосферу, они также могут трактоваться неоднозначно, и за всё потребуется ответить. Посыл «на. » считается тяжелейшим оскорблением, обуславливающим рукоприкладство. Личное оскорбление находится под запретом, а рукоприкладство в тюрьме может стоить жизни.
  4. Не рекомендуется афишировать мускулатуру и боевые навыки — всё это ничтожно против арестантского сообщества.
  5. Нельзя выказывать пренебрежительное отношение к общим условиям проживания — плевать на пол, допускать беспорядок, портить воздух и прочее, за что могут избить.
  6. Нельзя прикасаться к чужим вещам, за это может быть спрошено.
  7. До того как входить в хату на зоне, и после этого, не обойтись без элементарных понятий о чистоте. Нельзя пренебрегать личной гигиеной, от качества которой зависит жизнь других арестантов. Вши — бич подобных учреждений, и того, кто отличится в этом отношении, сторонятся и буквально называют «чёртом».
  8. Частое общение с администрацией может создавать впечатление о «донесении информации», этим не стоит злоупотреблять.
  9. Высказывание о понятиях, далёких от реального понимания, также может создавать проблемы, с чем нужно быть поаккуратнее.
  10. Неизменным правилом для тех, кто желает избежать неприятностей, остаётся быть сдержанным.

Как провести время с пользой

До того как входить в хату на зоне, следует подумать о своём времяпровождении там, и, возможно, использовать его себе на пользу — для саморазвития или чего-нибудь ещё. В тюрьмах много курят, питание также не лучшего качества, но остаётся возможность ежедневных прогулок, или же работы, а также самостоятельных физических тренировок. Рекомендуется принимать активное участие в мероприятиях, ходить на прогулки, в баню, заботиться по мере возможности об организме, не отвергать возможность дополнительного дистанционного образования, что поощряется в тюрьмах. Если тюрьма оснащена библиотекой и оборудована трудовыми местами — это благоприятно воздействует на психику и ускоряет течение времени.

Это интересно:  Можно ли жить без прописки

Как на зоне в хату входят тюремная прописка

Испытание новичков-первоходков на зоне в России

Апофеоза этот процесс достиг с 30-х до 90-х годов XX века. Блатной или не блатной – вот в чём вопрос В ходе прописки происходит «дружеский» диалог, в котором особое внимание занимают загадки с подвохом.

Прописка в тюрьме как начало новой жизни

Принуждать к участию в темных делишках никто не будет.

Но с такого Олимпа можно быть разжалованным, если:

  1. быть излишне назойливым и любопытным,
  2. «крысятничать» – то есть воровать у своих.
  3. сливать информацию оперативникам,

Как на зоне в хату входят тюремная прописка

Как на зоне в хату входят тюремная прописка

— при помощи каких-нибудь оскорбительных действий вызывать спровоцировать новичка на ответные действия;

— посмотреть, как он будет реагировать на них;

— если реагировать он будет не так, как ожидается, автоматически причислить его к шестеркам, чья роль – уборка в камере, приготовление еды, сон на полу и т.д.

Как на зоне в хату входят тюремная прописка

Центр содействия реформе уголовного правосудия

Сейчас вообще прописку новичкам реже устраивают, чем раньше. Особенно в нормальной камере.

— А какие еще в нормальной камере порядки?

Не должен ты ничего и никому.

Ничего у тебя нельзя отнимать — особенно это пайки «от хозяина» касается. И даже просить у тебя что-то считается непорядочным.

Вот так и спросите у авторитетных людей, кто прав, кто неправ.

— Скажи, а если я сам выдам себя за «авторитета»? Ты мне сейчас все подробно расскажешь, я хорошо запомню, да и по “фене ботать” научусь.

— Кстати, о «Джентельменах».

Это правда, что татуировка — паспорт зека?

Насильно их делают?

Использование материалов сайта без согласования с нами запрещено.

Тюрьма и жизнь за решеткой

Тюрьма и жизнь за решеткой

когда свободен и самое ценное,

когда её теряешь

Содержание

Это страшное слово прописка

Проверка на вшивость

Короче говоря, без проблем топтать зону могут люди рисковые, смелые, с царем в голове. Многим это не по силам. Как говорится — кучеряво никому жить не запретишь.

Только не все могут, кое у кого очко играет.

Еще один момент. Сегодня, когда рыночные отношения проникли и за стены тюрьмы, встречаются случаи, когда первоходы от прописки откупались, внося несколько тысяч долларов в «общак».

Прописка — важный тюремный ритуал.

Ее правила складывались десятилетиями, и на человека, впервые попавшего в камеру, могут произвести устрашающее впечатление.

«Вторая часть марлезонского балета»

Хотя по жизни он был безобидный чудак.

Таких много бывает на зоне, но, как правило, все они заканчивают очень плохо.

Как на зоне в хату входят тюремная прописка

Как на зоне в хату входят.

  • Криминал ТВ
  • play_circle_filled Download
    • label Tags

    labelКак,на,зоне,в,хату,входят.,Тюремная,прописка.

    Мопс поясняет как первоходу правильно заходить в хату

    Мопс поясняет как первоходу правильно заходить в хату

    Бывший вор в законе заходит в хату

    Бывший вор в законе заходит в хату

    Чего нельзя делать новичку в тюрьме

    Чего нельзя делать новичку в тюрьме

    Прописка на тюрьме воры боец

    Прописка на тюрьме воры боец

    Что значит когда в тюрьме есть Вор в Законе

    Что значит когда в тюрьме есть Вор в Законе

    Прописка в хату на зоне

    Центр содействия реформе уголовного правосудия

    2.5. Правильная хата

    В камерах малолеток и первоходочников встречается довольно агрессивная публика, знакомая с тюремным законом только понаслышке. А закон этот до конца и не всякий рецидивист знает. Первоходочники под тюремным законом понимают обычно власть физически более сильного над слабым. И начинают играть в тюрьму, думая, что выполняют ее закон, и не зная, что они этот закон нарушают и когда-нибудь за это жестоко поплатятся. Как они играют? Издеваются над новичками. Прописку чаще всего именно в таких камерах устраивают.

    Если особых жестокостей при прописке не вытворяют, то больше это похоже на игру. Она и распространена в основном на “малолетке”, а на “взросляке” (то есть в камерах для взрослых) та же молодежь прописывает обычно своих же ровесников. При этом кое-какие ограничения существуют: нельзя прописывать «микронов» — тех, кому 16 не исполнилось, — и арестантов в возрасте, начиная лет с тридцати, тех, кто сильно пострадал, кто в камеру сильно избитым пришел, тоже. Как, разумеется, тех, у кого не первая ходка.

    — И как прописывают?

    — Заставляют загадки разные отгадывать. С нар нырять, головой о стену с разбега биться и так далее — все это «приколами» называется. Приколов таких несколько сотен, всех не упомнишь, да и всякое поколение арестантов что-нибудь свое к известному добавляет. Бросают, например, тебе веник: «Сыграй на балалайке». Ты должен бросить его обратно: «Настрой струны». Подводят к батарее: «Сыграй на гармошке». Отвечаешь: «Раздвинь меха». Устраивают «свадьбу»: «Что будешь пить: вино, водку, шампанское?» Отвечаешь: «Вино». Нальют тебе кружку воды — пей. Спросят опять тоже самое. Отвечаешь: «Водку». Опять нальют полную кружку — пей. И так будут наливать, а ты пить, пока не скажешь «тамаде»: «То же, что и ты». И прочая чушь. Тут не столько твоя сообразительность проверяется, сколько знания. Знаешь приколы — свой. Но это, конечно, мелочи. Могут и посерьезнее испытание устроить: завяжут глаза, посадят на верхнюю нару, привяжут к ней за мошонку: «Прыгай». Не прыгнешь, струсишь — сам себе приговор подпишешь. Прыгнешь — окажется, ничего страшного, привязали-то тебя ниткой, которая тут же и оборвалась, хотя ты этого не видел, а от страха подумал, что веревкой. Или: «Кем хочешь стать — летчиком или танкистом? — Летчиком. — Прыгай вниз головой.» Ты прыгаешь, а тебя ловят. Должны, по крайней мере, поймать, потому что если ты разобьешься, с виноватых за это спросят. Или, на лагерном жаргоне, им это «предъявят».

    Есть у прописки и еще один смысл. Любого первоходочника первое знакомство с тюрьмой попросту убить может, с ума свести — так оно тяжело. В первые часы неволи человек находится в шоке. И прописка отвлекает его от этого состояния, заставляет активно включаться в новую жизнь. Ну, а камера лучше узнает, что ты за человек: гнилой — не гнилой, слабый духом — сильный (“духовитый”), веселый — мрачный, эгоист или готов пострадать, когда придется, за общество и т.д. Но в общем-то прописка правильными понятиями не одобряется, потому что игра там сплошь и рядом в издевательство переходит. В «опущенные» (о них мы еще будем говорить) чаще всего в СИЗО попадают, а не на зонах.

    Сейчас вообще прописку новичкам реже устраивают, чем раньше. Особенно в нормальной камере.

    — Что такое «нормальная камера»?

    — Та, в которой царит не власть кулака, а тюремный закон. Этот закон очень суров, но он справедлив. В той части, которая касается встречи новых арестантов, он гласит: тюрьма — это твой дом. Пришел человек — прежде всего поздоровайся с ним. Не приставай к нему с вопросами: за что сел, как было дело. Расскажи о порядках тюрьмы и камеры, дай ему место, предупреди о том, чего нельзя делать. Братва — то есть обитатели камеры — должна новому человеку обо всем рассказать, все показать, а уж после этого спрашивать за нарушения тюремного закона, если он такие нарушения допустит. Человек, только что пришедший с воли, согласно тюремному закону (который еще называют «правильными понятиями», «правильной жизнью»), чист. На воле он мог быть кем угодно и творить что угодно, а здесь он начинает новую жизнь. Он — младенец, и спроса с него нет. Это правило «номер раз» — нельзя спрашивать с человека за нарушение нормы, о которой он не знает. И мой тебе совет: если попадешь туда, начинай новую жизнь немедленно. Считай, что если суждено тебе когда-нибудь выйти на волю, то это будет подарком судьбы. Но основная твоя жизнь теперь будет проходить в тюрьме. И то, как она пойдет дальше, на 90% зависит от твоих первых шагов.

    — А какие еще в нормальной камере порядки?

    — В тюрьме между собой арестанты чаще не “камера” говорят, а — “хата”. Стукнут соседи в прогулочном дворике в стенку: “Эй, мужики, что за хата. А раньше в какой хате сидел, кого знаешь?” То есть даже вот это убогое жизненное пространство воспринимается как дом, обживается. Пусть ты и в одиночке сидишь, через несколько дней ты ее уже обжил, знаешь, где что, и все пространство как бы одухотворяется. С допроса или с вызова заходишь в камеру, и появляется чувство родного угла.

    Так что по-тюремному нормальная хата будет звучать так: правильная хата. И порядки в правильной хате в основном те же, что и у правильных людей на воле. Пришел с дальняка, то есть из туалета — руки помой. Садишься за стол — сними лепень (пиджак). Когда кто-нибудь ест, нельзя пользоваться парашей. Когда все музыку слушают или передачу какую-нибудь — тоже. Свистеть нельзя — срок насвистишь. Нельзя сор из избы выносить, то есть без особой нужды рассказывать другим камерам о том, что в вашей хате происходит.

    Не должен ты ничего и никому. Ничего у тебя нельзя отнимать — особенно это пайки «от хозяина» касается. И даже просить у тебя что-то считается непорядочным.

    Еще один момент — уборка камеры. В тюрьме такого порядка, как в армии — салаги пол драят, а деды балдеют — нет. Убираться в камере должны все по очереди, абсолютно все. Мне рассказывал бывший сокамерник знаменитого вора Васи Бриллианта, что тот убирал камеру, мыл парашу наравне со всеми. И когда ему кто-то задал вопрос по этому поводу, он объяснил, что по тюремному закону позорным считается делать что-то за другого, прислуживать другому, а за собой человек сам должен убирать. «Вот, если бы я мог летать, — сказал Вася Бриллиант, — тогда бы другое дело. А раз я хожу по полу, почему же мне его не подмести?” Заставить тебя в качестве наказания убирать камеру вне очереди тоже никто права не имеет. Такое право есть у тюремщиков, а вы — братва, то есть братья друг другу.

    Если все-таки попадешь в неправильную камеру, где тебе ничего не объяснят, и увидишь человека, который лежит под нарами или у параши, с которым никто не разговаривает, — не подходи к нему. Вообще в первое время присматривайся к тому, что вокруг происходит. Присматривайся, помалкивай, делай то же, что и все. И так же, как все. Пусть это даже покажется тебе ненормальным или смешным.

    Что касается спорных вопросов, решать их надо мирным путем. Никаких драк, оскорблений среди братвы быть не должно — этого тоже правильные понятия требуют. В крайнем случае для решения спорных вопросов есть выход на другие камеры. Спросите у них, что можно, а чего нельзя.

    — Как мы их спросим?

    — В тюрьмах люди проявляют изобретательность фантастическую. Огонь добыть трением или от лампочки, ботинком решетку перепилить, чифир сварить в газете, записку на соседнюю улицу бросить — все это там умеют. Из ничего сделают все, было бы время. Связь между камерами есть в любой тюрьме, но организуется она не везде одним и тем же способом. Самое простое, когда контролер от двери подальше отошел, просто крикнуть через решетку (“с решки”): хата такая-то. Правда, в следственном изоляторе межкамерная связь — одно из серьезнейших нарушений режима содержания.

    Можно и так: откачиваешь веником или тряпкой воду в унитазе: канализационная труба — что телефон. Через нее же при известной сноровке можно и передавать все, что угодно: чай, сигареты, записки. Можно взять кружку, приложить ее к трубе отопления и прокричать в нее все, что тебе надо — в других камерах через ту же кружку услышат и примут к сведению, либо дальше передадут. Можно «коня» запустить: делаешь удочку из газетной трубки и нитки, привязываешь к ней записку с адресом и опускаешь за решетку — ниже поймают. Можно просто перестукиваться. Берутся тридцать букв русского алфавита, без мягкого и твердого знаков и «ё». Помещаешь их по вертикали в «клетку» — пять клеточек в высоту, шесть в ширину. Буквы в этой клетке нумеруются: от 1 к 5 вниз и от 1 к 6 вправо. В этой азбуке «а» будет передаваться так: один удар — пауза — один удар; «к» — два удара — пауза — пять ударов и т.д. Если вы с собеседником знаете азбуку Морзе — вообще никаких проблем. Описывать все возможные способы бессмысленно.

    Вот так и спросите у авторитетных людей, кто прав, кто неправ.

    — Скажи, а если я сам выдам себя за «авторитета»? Ты мне сейчас все подробно расскажешь, я хорошо запомню, да и по “фене ботать” научусь.

    — Лучше и не пытайся, это тоже самое, что выучиться «на Штирлица». Может, и не сразу, но такая попытка обязательно кончится плохо. Тюрьма обостряет интуицию, люди там всегда чувствуют, когда ты врешь, — это во-первых. Во-вторых, притворяться легко на воле, потому что там ты притворяешься час, два, ну, день. А в тюрьме ты на виду круглые сутки. Самый гениальный актер не может жить на сцене постоянно. Ему отдых нужен, не то будет делать ошибку за ошибкой. В-третьих, знать феню мало, чтобы найти общий язык с опытными арестантами. Тут ведь важны и жесты, и намеки, и определенные привычки, и манера держаться. И то, что в «Джентельменах удачи» показали — это, конечно, фантастика даже в своей основе. Не может двойник вора себя за него выдать, если сам не сидел. Его расколет первый же арестант с лагерным опытом.

    Скорее наоборот, лучше бы уж зеков в кино играли сами зеки. Один из наших лучших кинорежиссеров, Алексей Герман, это понимает. В его фильме “Проверка на дорогах” военнопленных играли настоящие зеки. А охрану военнопленных сыграли тоже профессионалы — наши, родные тюремщики. К слову сказать, зеки там снимались добровольно, с благословения лагерных авторитетов.

    — Кстати, о «Джентельменах». Это правда, что татуировка — паспорт зека? Насильно их делают?

    — До последнего времени так и было. По числу куполов церкви, выколотой на груди, можно сосчитать число «ходок» (раньше было — число отсиженных лет). Если кот в сапогах изображен, значит хозяин татуировки — карманник, если кружок с точкой внутри на предплечье или над верхней губой — опущенный и т.д. И за татуировки, не соответствующие действительности, наказывали. И насильно клеймили тех же опущенных. Но все это раньше. Сейчас профессионалы татуировок не делают вообще — зачем им дополнительные особые приметы? И петухов тоже не клеймят — их и так за версту видно. Так что татуировка — обычно дело добровольное. В отличие от нашей паспортной системы.

    «Прописка» в тюрьме: как это происходит

    «Прописка» в тюрьмах и зонах

    Прибытие нового постояльца воспринимается камерой, как настоящее событие. Оно вносит интерес в скучную однообразную жизнь, и иногда меняет расклад среди самих заключённых. Сложно жить под одной крышей с человеком, которого не знаешь. Для этого проводится специальная проверка. От её результатов зависит дальнейшая судьба прибывшего и его благополучие.

    Традиции «прописки» имеют давнее происхождение. Историки отмечают, что впервые это явление появилось в бурный XVIII век, когда жизнь России быстро менялась. Государство росло и укреплялось, поэтому увеличилось количество граждан, промышлявших разбоем, грабежом и убийствами. Система негласных воровских законов развивалась и приобрела современные черты к концу XIX века.

    Процедура «прописки»

    Процесс «прописки» со стороны напоминает дружескую беседу. Новичку задают ряд вопросов, на которые ожидают правильные ответы. Многие из них имеют двойное и тройное дно, поэтому стоит быть предельно внимательным и осторожным. Некоторые ответы можно узнать заранее, но важной составляющей для успешного прохождения проверки является также интуиция.

    Инициацию редко проходят взрослые люди. Она больше характерна для несовершеннолетних. В результате проверки новичок получает собственный статус. Процесс состоит из ряда хитрых вопросов и с подвохом и загадок. Их задают с целью понять знания новичка и его ориентацию в преступной среде.

    Что ждёт в камере?

    В каждом исправительном заведении или изоляторе существуют собственные правила «прописки». Иногда её проводят в день поступления, но часто спустя некоторое время. Вопросы задаются быстро. На ответы отводится мало времени. Приходится соображать мгновенно. За неверный ответ следует наказание, например, удар ложкой по лбу. Если неправильных ответов будет много, то к концу экзекуции новичок приобретёт вид недовольного быка с рогами.

    Некоторые неправильные ответы или поведение могут привести к серьёзным последствиям, вплоть до группового изнасилования. В результате новичок превращается сразу в «опущенного» и не имеет дальнейших перспектив для роста.

    Время допроса новичка проходит весело для находящихся в камере. Подобное развлечение бывает не часто, поэтому вопросы льются, как из ведра. На ответы даётся 45 минут. Это «пацанское» время. Кто не успевает, теряет этот важный статус. Новичка могут и просто обмануть, предлагая пройти определённый ритуал, связанный с болевыми ощущениями.

    Путь к воровской элите

    Жизнь осуждённых и преступников на воле имеет строгую иерархию, законы и отличается некоторым консерватизмом. Сегодня лидирующие позиции занимают «воры в законе». Они настоящие акулы преступного сообщества. Большинство из них в своё время проходили процедуру прописки и сделали это успешно.

    Известный в преступной среде вор Паша Цируль впервые попал в изолятор после совершения мелкой кражи. Там он достойно прошёл прописку и быстро стал подниматься по криминальной лестнице.

    Статья написана по материалам сайтов: www.tyurma.com, fb.ru, myeconomist.ru, old.prison.org, the-criminal.ru.

    »

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector