+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Споры о ребенке в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ

Верховный суд напомнил, что споры, связанные с воспитанием детей, относятся к делам о защите прав ребенка и госпошлиной не облагаются, а правом на подачу заявления о порядке осуществления родительских прав обладают оба родителя, независимо от того, проживают они вместе с ребенком, или отдельно, и в любой период времени, независимо от наличия решения суда по спору.

Верховный суд указал, что суды необоснованно оставляли исковые заявления без движения на стадии возбуждения дела, ссылаясь на то, что в исках не указаны обстоятельства, на которых истцы основывают свои требования и доказательства. ВС напомнил, что отсутствие какого-либо документа не может свидетельствовать о несоблюдении требований, предъявляемых к заявлению, т.к. доказательства могут быть представлены как при подготовке дела, так и в ходе рассмотрения дела по существу.

Имели место случаи, когда по спорам об определении места жительства ребенка или порядка осуществления родительских прав судьи возвращали исковые заявления по причине несоблюдения досудебного порядка разрешения спора. Данный вывод основан на неправильном толковании закона: статей 65, 66 Семейного кодекса РФ.

ВС обратил внимание судей на недопустимость их формального отношения к подготовке дела к разбирательству во избежание впоследствии неоднократного отложения его слушания, нарушения сроков его рассмотрения, отмене вынесенных постановлений. Судебные заседания должны назначаться только после получения от органов опеки и попечительства актов обследования условий жизни сторон, причем данные акты следует заверять надлежащим образом, иначе они рассматриваются как недопустимые доказательства.

Обобщение судебной практики показало, что у судов имеются различные точки зрения по вопросу о том, в какой суд необходимо подавать иск, если одновременно заявлены требования о лишении родительских прав и взыскании алиментов. Верховный суд согласился с мнением Владимирского и Ростовского областных судов, что такие иски могут быть поданы как по месту жительства ответчика, так и по месту жительства истца.

Позиция Верховного суда РФ еще раз подтвердила, что у ребенка есть право быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, а не выяснять мнение ребенка опосредованно, через специалистов органа опеки и попечительства. Лишь при наличии оснований полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, судья выясняет по этому поводу мнение органа опеки и попечительства.

Обзор судебной практики от 20.07.2011 г. разъяснил, что органы опеки и попечительства в спорах о воспитании детей не могут быть третьими лицами, т.к. закон предусматривает их участие или в качестве стороны по делу (истец) или в качестве государственного органа, компетентного дать заключение по существу спора. Процессуальные права и обязанности этих органов, привлекаемого для дачи заключения по спору (ст. 47 ГПК), и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований (ст. 43 ГПК), являются различными.

Верховный суд рекомендовал придерживаться позиции, высказанной Калининградским областным судом в споре о том, какой орган опеки и попечительства следует привлекать к участию в деле, и какой орган должен давать заключение по существу спора в тех случаях, когда родители, претендующие на воспитание ребенка, имеют разные места жительства, указав, что в наибольшей степени соответствовать закону (ст. 78 Семейного кодекса и ст. 47 Гражданского процессуального кодекса) будет участие в деле и дача заключений органами как по месту жительства истца, так и ответчика.

Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует о том, в последнее время возросло число случаев, когда место жительства ребенка определяется с отцом. Определяющими факторами при вынесении решений являлись: привязанность ребенку к каждому из родителей, возраст ребенка, нравственные и качества родителей, морально-психологическая обстановка в семье, социальное поведение родителей, привязанность ребенка к дедушкам, бабушкам, проживающими с ними в одной семье и т.д.

Вызывает удовлетворение разъяснение Верховного суда об указании в резолютивной части решения, при рассмотрении спора об определении места жительства ребенка, об обязанности передачи ребенка тому родителю, с которым определено место жительства. Такое указание суда, даже если оно не заявлено истцом, направлено на своевременную защиту прав детей и позволит избежать неясности в исполнении решения суда, поскольку отсутствие такого указания впоследствии приводит к обращению судебных приставов о разъяснении судебного решения.

ВС также указал на недостаточность признания ответчиком иска или заключения сторонами мирового соглашения для принятия решения по делу. Суды обязаны проверять соответствие этих действий закону и правам и интересам детей. Например, когда требование об определении места жительства ребенка заявляется совместно с требованием о расторжении брака, и при условии признания ответчиком иска, суд, в части определения места жительства ребенка, должен мотивировать, почему отдается предпочтение одному из родителей и соответствует ли это интересам ребенка (ст. 24 СК).

Суды также обязаны выяснять мнение ребенка тогда, когда родители заключают мировое соглашение о месте его проживания согласно ст. 57 СК. Не допускается утверждение судом мирового соглашения сторон без получения заключения органов опеки и попечительства по существу спора. Недопустимо утверждение мирового соглашения, по условиям которого ответчик лишался бы родительских прав, а истец отказывался от требований в части взыскания алиментов (ст.ст. 69, 70 СК и ст. 39 ГПК), отказ родителя от ребенка, как заверенный нотариусом, так и утвержденный судом ничтожен.

В Обзоре ВС также напомнил судам об обязательности привлечения к участию в деле о лишении родительских прав, родителя, не проживающего вместе с ребенком, в том числе путем принятия мер к его розыску, его уведомления в случае нахождения в местах лишения свободы с разъяснением его права на предъявление иска о передаче ребенка ему на воспитание, дачи объяснений по существу рассматриваемого спора, или назначения ему представителя в случае невозможности присутствия.

Шарина Марина Витальевна

Юрист по семейным делам, работает более 17 лет в области семейного права, опыт работы в органах опеки и попечительства более 10 лет

Верховный Суд РФ опубликовал Обзор практики разрешения судами споров, связанных с детьми

Обзор содержит разъяснения по вопросам:

принятия искового заявления по спорам, связанным с воспитанием детей (отказ в принятии искового заявления; оставление искового заявления без движения; возвращение искового заявления; прекращение производства по делу);

подготовки дела к судебному разбирательству;

участия органов опеки и попечительства в рассмотрении дел;

участия прокурора;

рассмотрение судами дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей;

рассмотрение судами дел об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка;

рассмотрение судами дел о лишении родительских прав(ограничение родительских прав; мнение ребенка; решение вопроса о взыскании алиментов);

рассмотрение судами дел о восстановлении в родительских правах;

вынесение судами частных определений.

В Обзоре , в частности, отмечается , что имели место случаи, когда по спорам об определении места жительства ребенка или об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, судьи необоснованно возвращали исковые заявления в связи с несоблюдением истцами досудебного порядка разрешения спора.

У судов имеются различные точки зрения по вопросу о том, как определяется территориальная подсудность дела при одновременном заявлении требований о лишении родительских прав и взыскании алиментов.

Непроведение либо формальное проведение подготовки дел к судебному разбирательству, как правило, приводит к отложению судебного разбирательства, волоките, а в ряде случаев и к принятию необоснованных решений.

Изучение судебной практики по спорам, связанным с воспитанием детей, показало, что еще имеют место многочисленные случаи формального отношения судей к подготовке дела к судебному разбирательству. Это, как правило, приводит к тому, что дела неоднократно откладываются слушанием, нарушаются сроки их рассмотрения, вынесенные судебные постановления отменяются судом кассационной инстанции.

Обобщение судебной практики позволяет сделать вывод о том, что, как правило, большая материальная обеспеченность того или иного родителя, занимаемая им должность, социальное положение в обществе не являлись определяющими факторами, исходя их которых суды решали вопрос о месте жительства ребенка. Решения принимались судами с учетом всех юридически значимых обстоятельств и в первую очередь исходя из интересов детей.

Более того, имели место случаи, когда один из родителей обосновывал свои требования только более высоким уровнем материальной обеспеченности, а суд, отказывая ему в иске, в решении указывал, что это обстоятельство не является определяющим при разрешении спора данной категории.

Несовершеннолетние дети, достигшие возраста десяти лет, опрашивались также непосредственно судом в судебном заседании. Такой опрос производился в присутствии социального педагога либо классного руководителя, эксперта-психолога.

Между тем следует обратить внимание, что в протоколах судебных заседаний не всегда содержится информация о том, в присутствии каких лиц производился такой опрос.

В ходе изучения судебной практики выявлены случаи, когда суд в нарушение действующего российского и международного законодательства выносил решение, не выясняя мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, о том, с кем из родителей он хочет проживать.

Это интересно:  Как получить украинское гражданство гражданину россии

Много трудностей возникало, если одновременно с требованием об определении места жительства заявлялось и требование о передаче ребенка.

Анализ судебной практики показал, что у судов отсутствует единообразие в том, что конкретно должно быть указано по данному вопросу в резолютивной части решения.

Суд, утверждая мировое соглашение по спору, связанному с воспитанием детей, должен убедиться, что его условия не противоречат закону и не нарушают права ребенка.

Как представляется, суд вряд ли может однозначно и всесторонне решить вопрос о том, не нарушают ли права и законные интересы ребенка условия мирового соглашения, в отсутствие акта обследования органа опеки и попечительства условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также без выяснения мнения самого ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Вызывают сомнения с точки зрения соответствия требованиям закона решения судов об удовлетворении требования о лишении родительских прав, основанные фактически лишь на признании иска ответчиком.

В судебной практике встречались случаи, когда родитель, которому при вынесении решения о лишении родительских прав передавался на воспитание ребенок, заявлял суду о том, что не желает по тем или иным причинам взыскивать алименты на содержание ребенка с родителя, лишенного родительских прав. При такой ситуации взыскание алиментов судом также не производилось.

В целях недопущения подобных фактов судам, в частности, необходимо:

проводить надлежащим образом подготовку дел данной категории к судебному разбирательству, исключив случаи принятия исковых заявлений от лиц, не имеющих права на их подачу, а также привлекать к участию в деле о лишении родительских прав одного из родителей другого родителя, не проживающего вместе с ребенком;

рассматривать дела по спорам, связанным с воспитанием детей, с учетом всех юридически значимых обстоятельств и только при наличии надлежащим образом подготовленного и оформленного органами опеки и попечительства акта обследования условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, и основанного на нем заключения по существу спора;

неукоснительно соблюдать требования статьи 12 Конвенции о правах ребенка и статьи 57 СК РФ о праве ребенка выражать свое мнение по вопросу, затрагивающему его интересы, не допуская случаев вынесения решений без выяснения и учета мнения детей, достигших возраста десяти лет, а также случаев восстановления в родительских правах родителя, лишенного родительских прав, без согласия детей, достигших возраста десяти лет;

выполнять требования пункта 5 статьи 70 и пункта 6 статьи 73 СК РФ о направлении в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о лишении родительских прав или об ограничении родительских прав выписки из этих решений в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка, а также, руководствуясь соответствующим разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации, направлять аналогичным образом и выписку из решения суда о восстановлении в родительских правах;

не допускать безразличного отношения к фактам нарушения прав несовершеннолетних, выявленным при разрешении споров, связанных с воспитанием детей, и реагировать на них путем вынесения частных определений в адрес соответствующих организаций или должностных лиц, а в случае обнаружения при рассмотрении дела в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаков преступления сообщать об этом в органы дознания или предварительного следствия.

Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка

Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
N 4 (2015)

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
23 декабря 2015 года

III. Разрешение споров, связанных с воспитанием детей

Определение N 83-КГ14-14

4. По требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей в целях всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений.

Такого рода споры между родителями разрешаются судом с учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет.
Р. (отец несовершеннолетних детей) обратился в суд с иском к Е. (матери несовершеннолетних детей) об определении места жительства детей Д. и Н., освобождении от уплаты алиментов в отношении детей, возложении на ответчика обязанности передать детей истцу.

Е. исковые требования не признала и обратилась со встречным иском к Р., в котором просила определить место жительства детей с ней.

Как установлено судом и подтверждено доказательствами по делу, брак между Е. и Р. прекращен 21 мая 2011 г. на основании решения мирового судьи. От брака стороны имеют двух несовершеннолетних детей Д. и Н. Судебным приказом от 22 января 2013 г. с Р. в пользу Е. взысканы алименты на содержание детей Д. и Н.

Р. и Е. проживают раздельно, несовершеннолетние дети Д. и Н. с сентября 2013 года по июнь 2014 года проживали с отцом.

В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий от 27 июня 2014 г. по месту жительства Р. проживает вместе с женой Т. и четырьмя несовершеннолетними детьми (три сына и дочь Т.) в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв. м. У детей имеется отдельная комната, в которой присутствуют спальные места, имеются два стола для выполнения уроков, компьютер, принтер, шкаф для детской одежды, большое количество игрушек. Д. обучается в общеобразовательной школе, посещает секцию тэквандо, Н. является воспитанником детского сада.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 30 июня 2014 г. по месту жительства Е. на момент обследования она проживает с несовершеннолетними детьми в двухкомнатной квартире. В квартире имеется необходимая мебель для проживания, детям выделена отдельная комната 16 кв. м, где есть спальные места для детей, стол для занятий, телевизор, компьютер, игрушки, книги и др. По месту жительства Е. созданы необходимые условия для проживания несовершеннолетних детей.

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетних детей с отцом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 61 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), исходил из того, что с сентября 2013 года дети проживали и воспитывались с отцом, которым созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, у детей сложился привычный круг общения. Кроме того, суд принял во внимание заключение органа социальной защиты, согласно которому место жительства несовершеннолетних Д. и Н. возможно определить по месту жительства их отца Р.
С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав в том числе следующее.

Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.
Согласно разъяснениям, изложенным в пп. 5, 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании родителей следует принимать во внимание помимо указанных в п. 3 ст. 65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу по требованиям родителей об определении места жительства детей одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам детей.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были. Перечислив доводы сторон и доказательства, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, то есть решение суда нельзя назвать мотивированным.

Судом не учтено, что при рассмотрении дела он обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

Определяя местом жительства несовершеннолетних детей место жительства истца, суд первой инстанции сослался на заключение компетентного органа, согласно которому ввиду того, что дети с сентября 2003 года проживали и воспитывались ответчиком и им были созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, возможно проживание несовершеннолетних детей с их отцом.

Это интересно:  Сколько стоит виза в Польшу, как ее получить и сколько ждать

Между тем в материалах дела содержатся заключения в отношении несовершеннолетних Д. и Н., составленные директором муниципального бюджетного учреждения — центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних В., являющейся педагогом-психологом, из которых следует, что мальчики в большей степени испытывают доверительные отношения к маме и негативно относятся как к самому Р., так и к его новой семье, проживать с ними не хотят.

Суд критически отнесся к заключению органа социальной защиты, в соответствии с которым по месту жительства Е. созданы необходимые условия для проживания детей и которым рекомендовано оставить детей с матерью, тогда как по месту проживания Р. соответствующие условия для проживания четырех детей не созданы, поскольку размер выделенной для детей комнаты составляет 12 кв. м, что не соответствует нормам.
Как установлено судом и отражено в акте обследования жилищно-бытовых условий, проведенного по месту жительства Р. (отца несовершеннолетних детей), Р. проживает вместе с женой Т., детьми Д., Н., А. и К. в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв. м, жилой площадью 21,8 кв. м., 1/2 доли данной квартиры принадлежит на праве собственности Т. Проживающие в одной из комнат площадью 12 кв. м четверо детей являются лицами разного пола.

Согласно ст. 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Как указано в ст. 57 СК РФ, ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных ст. 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 названного кодекса, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявляется также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних.

Между тем, решая вопрос о предпочтении проживания несовершеннолетних Д. и Н. с истцом, суд в нарушение приведенных норм права не учел желание старшего сына бывших супругов проживать со своей матерью по месту ее жительства.

Будучи опрошенным в судебном заседании, несовершеннолетний Д. последовательно утверждал о своем желании проживать с матерью. Мальчик указывал на то, что проживать по месту жительства мамы ему нравится больше, у него появились новые друзья, с которыми он гуляет и к которым ходит в гости, посещает спортивную секцию. По мнению ребенка, он хочет учиться в школе, находящейся в городе, мама с ним занимается домашними уроками, гуляет, покупает одежду и игрушки.

Опрошенный в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции педагог-психолог В. пояснила, что несовершеннолетний Д. выразил желание жить с матерью, что также было отражено в психолого-педагогическом обследовании ребенка от 30 июня 2014 г.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Между тем суд не установил и не указал на такие исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних Д. и Н. при решении вопроса о месте жительства детей с отцом.
Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

При установлении тех или иных обстоятельств, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, для выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), для определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, должны быть назначены судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

Указанные вопросы не были поставлены судом на обсуждение и не исследовались, а заключение органа опеки и попечительства, на основании которого был сделан вывод о соответствии проживания детей с отцом их интересам, принято во внимание без учета всех юридически значимых по делу обстоятельств.

Обзор судебной практики по спорам о воспитании детей

Категории споров, их подсудность. Принятие заявления к производству

об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей; —

об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка; —

об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников; —

о возврате родителям (приемным родителям, опекунам, попечителям) ребенка, удерживаемого другими лицами не на основании закона или судебного решения; —

о лишении родительских прав и о восстановлении в родительских правах; —

об ограничении родительских прав и об отмене данного ограничения.

Федеральным законом от 11 февраля 2010 г. N 6-ФЗ «О внесении изменений в

статье 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» и статья 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (вступил в силу 15 февраля 2010 г.) изменена подсудность семейно-правовых споров, все споры о детях отнесены к подсудности районных судов*(3).

Гражданские дела, находящиеся в производстве мировых судей на день вступления в силу Федерального закона от 11 февраля 2010 г. N 6-ФЗ и отнесенные к подсудности районных судов, рассматриваются мировыми судьями.

Споры, связанные с воспитанием детей, рассматриваются в порядке искового производства. В ст. 131, 132 ГПК РФ установлены требования к содержанию и форме искового заявления, соблюдение которых является условием принятия искового заявления к производству. Анализ кассационной практики по частным жалобам (на определения судов о возвращении искового заявления) показал, что возвращение искового заявления имело место по следующим основаниям: несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ); неподсудность дела данному суду (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ); несоответствие заявления требованиям ст. 131, 132 ГПК РФ и неисправление заявителем недостатков, указанных в определении судьи об оставлении заявления без движения, в установленный срок (ч. 2 ст. 136 ГПК РФ) и др.

В ряде случаев суды необоснованно оставляют исковые заявления без движения, указывая на такие недостатки, как: непредставление документов,

подтверждающих изложенные в заявлении обстоятельства; неуказание в заявлении органа опеки и попечительства в качестве заинтересованного лица; необходимость уточнения исковых требований по заявлению о лишении родительских прав; непредставление характеристик на лиц, претендующих на воспитание ребенка; непредставление справок с места жительства о составе семьи и пр.

Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении достаточно указать обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Представление необходимых доказательств является одной из задач стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК РФ). Поэтому непредставление каких-либо доказательств на стадии предъявления иска не может быть основанием для оставления заявления без движения. Кроме того, суд должен определить круг доказательств, принять участие в истребовании доказательств по ходатайству сторон.

Минусинским городским судом оставлено без движения заявление К-на А. к К-ой Ю. о расторжении брака и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка. Судебной коллегией по гражданским делам Красноярского краевого суда по частной жалобе истца указанное определение отменено, исковое заявление возвращено суду для рассмотрения по существу. Оставляя заявление без движения, суд первой инстанции обязал истца представить документы, подтверждающие обстоятельства, на которых он основывает свои исковые требования: акты

Это интересно:  Можно ли подарить земельный участок без дома?

обследования материальных и жилищно-бытовых условий каждого из родителей ребенка, характеристики с места работы и места жительства на каждого из родителей, заключение органа опеки и попечительства по существу спора. При этом судом не было учтено, что данные документы могут быть представлены сторонами, а также органом опеки и попечительства (акты обследования, заключение), на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. При необходимости суд должен оказать содействие сторонам в истребовании соответствующих документов.

Вопрос о составе участвующих в деле лиц и других участников процесса также разрешается на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ч. 4 ст. 148 ГПК РФ). Непривлечение истцом органа опеки и попечительства не может являться основанием для оставления заявления без движения, поскольку нельзя возлагать обязанность суда на истца.

Имеют место случаи необоснованного возвращения судами исковых заявлений в связи с несоблюдением заявителем досудебного порядка урегулирования спора, например со ссылкой на п. 2 ст. 66, п. 3 ст. 67 СК РФ. Суды неверно толкуют указанные нормы, поскольку в любом случае при возникновении спора, если стороны (родители, другие родственники ребенка) не могут прийти к соглашению, они вправе обратиться в суд независимо от их предшествующего обращения в органы опеки и попечительства. Суд обязан принять и рассмотреть исковое заявление по существу.

К-ко обратилась в суд с иском к М-ч об определении порядка общения с несовершеннолетним внуком (Александром, 2004 г. р.). Определением Назаровского городского суда исковое заявление возвращено со ссылкой на ч. 1 ст. 135 ГПК РФ. Судебной коллегией по гражданским делам Красноярского края указанное определение отменено, заявление К-ко направлено в суд первой инстанции для рассмотрения по существу. Положения ст. 67 СК РФ, предусматривающие возможность близких родственников ребенка обратиться к органу опеки и попечительства для урегулирования спора с родителями по поводу общения с ребенком, не являются императивными и не могут рассматриваться как установленный законом досудебный порядок разрешения спора.

Суды необоснованно отказывают в принятии искового заявления со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ (если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям). При рассмотрении данной категории дел отказ в принятии заявления по указанному основанию не допускается, поскольку уполномоченные законом лица имеют право обращаться в суд в интересах несовершеннолетних и за защитой их прав до достижения ребенком совершеннолетия без ограничения. 2.

Споры о ребенке в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ

Вопросы применения

жилищного законодательства

Вопрос 4: Сохраняет ли ребенок право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, после расторжения родителями брака?

Ответ: Согласно ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Вместе с тем в соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (п. 1 ст.56 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (п. 1 ст. 63 Кодекса).

Приведенные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка.

Исходя из этого лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей — собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка.

Поэтому в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями.

законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2006 года

Вопросы применения законодательства в сфере пенсионных и социальных правоотношений

Вопрос 23: Из какой суммы минимального размера оплаты труда следует исходить при индексации алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме?

Ответ: Согласно ч. 1 ст. 117 Семейного кодекса Российской Федерации индексация алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, производится администрацией организации по месту удержания алиментов пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда.

В целях индексации размер алиментов устанавливается судом в твердой денежной сумме, соответствующей определенному числу минимальных размеров оплаты труда (часть вторая той же статьи).

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» (в редакции от 29 декабря 2004 г.) с 1 мая 2006 г. установлен минимальный размер оплаты труда в размере 1100 рублей.

Указанный минимальный размер оплаты труда применяется исключительно для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности (ст. 3 Закона).

Этим же Законом установлены базовые суммы, исходя из которых, следует исчислять налоги, сборы, штрафы и иные платежи, осуществляемые в соответствии с законодательством Российской федерации.

В соответствии с нормами Семейного кодекса Российской Федерации алименты взыскиваются в долевом отношении к заработку лица, обязанного платить алименты. При повышении минимального размера оплаты труда повышается заработная плата этого лица, следовательно, увеличивается сумма выплачиваемых алиментов.

Поскольку лица, получающие алименты в долевом отношении от заработной платы плательщика алиментов, и лица, получающие алименты в твердой денежной сумме, должны быть в равной мере защищены от инфляции, при индексации сумм алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, должен применяться минимальный размер оплаты труда, установленный ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» (в редакции от 29 декабря 2004 г.), — в настоящее время 1100 рублей.

ОБЗОР

законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за второй квартал 2006 года

(Извлечение)

Иные правовые вопросы

Вопрос 25: Имеет ли право на налоговый вычет, предусмотренный подп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы для исчисления налога на доходы физических лиц, супруг, осуществивший в течение одного года после смерти другого супруга продажу эмиссионных ценных бумаг (именных акций), приобретенных умершим супругом в период брака за счет общих средств супругов?

Ответ: Взыскание налога на доходы физических лиц регулируется гл. 23 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 210 Кодекса налоговая база определяется отдельно по каждому виду доходов, в отношении которых установлены различные налоговые ставки.

Согласно ч. 1 ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Приобретенные супругами в период брака за счет общих доходов ценные бумаги, независимо от того, на имя кого из супругов они приобретены либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, относятся к общему имуществу супругов (ч. 2 ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации).

Следовательно, право собственности на акции, приобретенные одним из супругов в период брака на совместные средства, у второго супруга возникает с момента приобретения этих акций.

Смерть супруга, осуществлявшего права акционера по получению дивидендов от акций и выполнявшего в связи с этим налоговые обязательства, не прекращает право собственности на акции пережившего супруга, а предполагает после раздела совместного имущества приобретение их доли в единоличную собственность, то есть лишь преобразование одной формы собственности в другую.

Таким образом, если с момента приобретения акций до момента их продажи прошло более трех лет, налогоплательщик, осуществивший продажу акций, имеет право на налоговый вычет при исчислении налога на доходы физических лиц в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации, то есть в размере суммы, полученной от продажи акций.

Указанные обстоятельства должны учитываться при определении размера налоговой базы для предоставления права на получение имущественного налогового вычета в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации.

При этом следует учитывать следующее.

В соответствии со ст. 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство открывается со смертью гражданина.

Для приобретения наследства наследник должен его принять (ч. 1 ст. 1152 ГК РФ).

Поэтому, право собственности на имущество, полученное пережившим супругом по наследству после раздела наследственной массы между другими наследниками, возникает с момента принятия им наследства.

Следовательно, право на часть именных акций, полученных пережившим супругом по наследству после раздела наследственной массы между другими наследниками, возникает с момента принятия акций.

Статья написана по материалам сайтов: family-law-protect.ru, agulife.ru, xn—-etbdbxf0aacqne0a.xn--p1ai, lawbook.online, studfiles.net.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector