+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 151.2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего

1. Склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий, заведомо для виновного представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего, путем уговоров, предложений, обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, при отсутствии признаков склонения к совершению самоубийства, вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или в совершение антиобщественных действий —

6. Разбой. Квалифицирующие признаки. Отличие от грабежа, вымогательства и бандитизма.

Разбой — это нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Для разбоя, как и грабежа, характерен сложный объект преступления, так как преступное посягательство осуществляется не только на отношения, связанные с распределением и перераспределением материальных благ, но еще на жизнь и здоровье потерпевшего.

Объективная сторона разбоя выражается, во-первых, в совершении нападения, во-вторых, в обязательном применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, либо в угрозе применения такого насилия. Следовательно, и нападение, и применение физического или психического насилия — обязательные элементы разбоя. Нападение — быстрое, стремительное действие, предпринятое против потерпевшего. Нападение может носить открытый, в том числе и демонстративный характер, т.е. быть явным для потерпевшего, как на всем его протяжении, так и только в какой-либо отдельной части. Нападение может быть и скрытым от потерпевшего, например, удар тяжелым предметом по голове, нанесенный сзади, выстрел из укрытия. Особой формой нападения является применение отравляющих или одурманивающих веществ. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, понимается такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Разбой считается оконченным с момента начала преступного посягательства, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, вне зависимости от достигнутого результата.

Разбой не следует путать с вымогательством, для которого также характерно применение насилия, в том числе и опасного для жизни и здоровья потерпевшего, угроза применения такого насилия. Отличительной чертой разбоя в таких случаях является то, что он представляет собой нападение в целях немедленного завладения чужим имуществом, в то время как вымогательство лишь требование о передаче такого имущества, подкрепленное насилием. При разбое имущество похищается против воли собственника и немедленно, а при вымогательстве происходит в условиях, в которых потерпевший вынужден подчиниться воле виновного.

Субъектом разбоя может быть любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Субъективная сторона разбоя характеризуется наличием у виновного прямого, как правило, конкретизированного умысла и корыстной цели.

Ключевой момент различия разбойного нападения и грабежа – это умысел преступника. Если он не просто допускает использование насилия, но ещё и опасного для жизни и здоровья, применяет его или угрожает применением, то речь идёт о разбойном нападении. Если в процессе совершения грабежа жертва начала оказывать сопротивление, и он использовал для его подавления нож, камень или собственную физическую силу, то это также будет считаться разбойным нападением.

Различие в квалификации бандитизма и вооруженного разбоя заключается также в том, что поскольку бандитизм предполагает организацию вооруженной банды, то хранение и ношение оружия охватывается признаками состава, предусмотренного ст.209 УК, и дополнительной квалификации по ст.222 УК не требуется. Состав вооруженного разбоя включает в себя только применение оружия и не охватывает его незаконные приобретение, хранение, ношение, поэтому эти составы преступлений образуют реальную совокупность. Нападение при бандитизме может выражаться в разнообразных формах и совершаться по различным мотивам (месть, создание массовых беспорядков и т.д.), тогда как разбой совершается только с корыстным мотивом. Различается и статус нападения: в разбое оно — необходимый элемент объективной стороны, в бандитизме представляет собой цель создания банды, т.е. является прежде всего элементом субъективной стороны или необходимым элементом объективной стороны (участие в нападениях).

Содержание

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ КВАЛИФИКАЦИИ СКЛОНЕНИЯ И ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В СОВЕРШЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЖИЗНИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО (СТ. 151.2 УК РФ) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Поликашина Ольга Владимировна

Данная статья посвящена новеллам действующего уголовного законодательства. 07 июня 2017 г. в Уголовный кодекс РФ внесены изменения, вводящие уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего . В диспозиции статьи законодатель использует термины « склонение » и « вовлечение », формулировка которых вызывает некоторые сложности у практических работников. Автором предпринята попытка проанализировать указанные понятия и разграничить их между собой.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Поликашина Ольга Владимировна,

Some Aspects of Inducement and Involvement of the Minor to Commit the Actions Posing Hazard to Their Life (Art. 151.2 of the Criminal Code)

The article focuses on the stories of existing criminal legislation. On 7 June 2017 amendments were made in the code introducing criminal responsibility for involvement of the minors in the actions dangerous to the life. In the disposition of the article, the legislator uses the terms „ inducement ” and „ involvement ”, the wording of which causes some difficulties for the practitioners. The author attempts to analyze the concepts and to differentiate between them.

Текст научной работы на тему «О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ КВАЛИФИКАЦИИ СКЛОНЕНИЯ И ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В СОВЕРШЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЖИЗНИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО (СТ. 151.2 УК РФ)»

1УДК 343.5 ББК 67.408.1

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ КВАЛИФИКАЦИИ СКЛОНЕНИЯ И ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В СОВЕРШЕНИЕ ДЕЙСТВИЙ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЖИЗНИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО (СТ. 151.2 УК РФ)

Аннотация. Данная статья посвящена новеллам действующего уголовного законодательства. 07 июня 2017 г. в Уголовный кодекс РФ внесены изменения, вводящие уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего. В диспозиции статьи законодатель использует термины «склонение» и «вовлечение», формулировка которых вызывает некоторые сложности у практических работников. Автором предпринята попытка проанализировать указанные понятия и разграничить их между собой.

Ключевые слова: склонение, вовлечение, несовершеннолетний, противоправные действия, опасность для жизни.

SOME ASPECTS OF INDUCEMENT AND INVOLVEMENT OF THE MINOR TO COMMIT THE ACTIONS POSING HAZARD TO THEIR LIFE (ART. 151.2 OF THE CRIMINAL CODE)

O. V. Polikashina

Abstract. The article focuses on the stories of existing criminal legislation. On 7 June 2017 amendments were made in the code introducing criminal responsibility for involvement of the minors in the actions dangerous to the life. In the disposition of the article, the legislator uses the terms „inducement and „involvement», the wording of which causes some difficulties for the practitioners. The author attempts to analyze the concepts and to differentiate between them.

Keywords: inducement, involvement, minors, illegal actions, dangerous for life.

Федеральным законом № 120-ФЗ от 07 июня 2017 г. в уголовное законодательство внесены изменения, касающиеся защиты прав несовершеннолетних. Эти поправки появились после того, как очередная интернет-«страшилка» обрела реальные черты, а иначе о ней бы не заговорили такие высокие чиновники. Игра «Беги или умри» завлекала детей по принципу «групп смерти». Школьники, вступившие в нее, должны перебежать дорогу на максимально близком расстоянии от приближающихся автомобилей. Эта «забава» стала очень популярной среди подростков. В связи с этим в социальных сетях появилось сообщение, предупреждающее родителей и водителей о потенциальной опасности. И как реакция на увеличившиеся количество подобных фактов Уго-

ловный кодекс РФ (далее — УК РФ) был дополнен ст. 151.2, которая предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего.

Новеллой действующего уголовного законодательства является склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий, заведомо для виновного представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего, путем уговоров, предложений, обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, при отсутствии признаков склонения к совершению самоубийства, вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или в совершение ан-

тиобщественных действий [1]. К подобным правонарушениям, в которые вовлекается несовершеннолетний, будут, кроме того, относиться, например, проезд на крыше поезда, езда между вагонами («трейнсерфинг»), другие виды смертельно опасного «зацепинга», «ру-финг» — незаконное проникновение на крыши высотных зданий, а также иные виды противоправных действий, заведомо для виновного представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего.

В тексте закона говорится о склонении или ином вовлечении несовершеннолетнего в совершение действий, заведомо для виновного представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего. В диспозиции законодатель использует такие два термина, как «склонение» и «вовлечение», которые давно и эффективно используются уголовным законодательством РФ. Но сложившаяся практика показала, что именно использование этих терминов вызывает некоторые трудности у ученых и правоприменителей. Неоднозначность толкования уголовно-правовых терминов вызывает ошибки в квалификации действий виновных и, как следствие, возможность избегания ими уголовной ответственности.

Интересно, что два этих понятия — не новеллы уголовного законодательства вообще. О склонении упоминается в статьях 110.1 (Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства), 184 (Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса), 230 (Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов) и некоторых других статьях УК РФ. Вовлечению посвящены, например, такие статьи, как 150 (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления) и 151 (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий) УК РФ. При этом в некоторых статьях УК РФ говорится одновременно и о склонении, и о вовлечении лица в какую-либо деятельность (ст. 205.1. Содействие террористической деятельности и ст. 212. Массовые беспорядки). Чтобы не допускать путаницы в терминологии, постараемся разобраться в понятийном аппарате, который имеет практи-

Это интересно:  Статья 5.66 КоАП РФ. Незаконное финансирование деятельности политических партий, не связанной с участием в выборах и референдумах

ческое значение при выявлении и пресечении подобных фактов, а также при расследовании уголовного дела.

Российская наука уголовного права давно использует термин «склонение». По мнению А. А. Пионтковского, склонение заключается в возбуждении у подстрекаемого решимости совершить преступление [2, с. 139], в нашем случае -совершить противоправное действие, заведомо представляющее опасность для жизни несовершеннолетнего. Похожее определение также имеется в истории уголовного права. Ф. Г. Бурчак характеризует склонение как действия, побудившие другое (склоняемое) лицо совершить конкретное преступление [3, с. 146]. Современная наука уголовного права трактует склонение аналогичным образом [4, с. 410; 5, с. 211].

В УК РФ нет определения склонению, однако в настоящее время о склонении говорится в п. 27 постановления Пленума Верховного суда РФ № 14 от 15 июня 2006 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ может выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т. п.), а также в обмане, психическом или физическом насилии, ограничении свободы и других действиях, совершаемых с целью принуждения к потреблению наркотических средств или психотропных веществ лицом, на которое оказывается воздействие. При этом для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически употребило наркотическое средство или психотропное вещество. Склонение к потреблению наркотиков считается оконченным, независимо от того, возникло у склоняемого лица желание потребить наркотики или нет [6].

Учитывая, что анализируемое преступление (ст. 151.2) только введено в УК РФ и по нему еще не давались разъяснения Верховного суда РФ, можно попытаться провести сравнение и предположить, что под склонением несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетне-

го, будут пониматься любые действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания подростка перебегать дорогу перед движущимся транспортом, ездить между вагонами, проникать на крыши домов и совершать иные действия, которые опасны для жизни.

В теории уголовного права многие авторы определяют понятие «вовлечение» как понуждение, принуждение, подстрекательство либо возбуждение желания (готовности или решимости) совершить преступление [7, с. 6]. Применительно к несовершеннолетним этот термин часто используется при вовлечении подростков в совершение преступлений и иных антиобщественных действий. Так, П. Я. Мшвениерадзе под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления понимал действия, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания, стремления, решимости участвовать в совершении преступления в качестве исполнителя или пособника [8, с. 172].

Ранее действующее постановление Пленума Верховного суда СССР № 8 от 12 сентября 1969 г. «О судебной практике по делам о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность» говорило о вовлечении как о действиях, направленных на подготовку несовершеннолетнего к участию в преступлениях, подстрекательству его к совершению преступления либо привлечение его к совершению преступления в качестве соисполнителя или пособника [9]. Здесь фактически упоминаются три самостоятельных вида вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность.

Ныне действующее постановление Пленума Верховного суда РФ № 1 от 01.02.2011 г. «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» указывает, что под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления или совершение антиобщественных действий следует понимать действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания совершить преступление или антиобщественные действия. Действия взрослого лица могут выражаться как в форме обещаний, обмана и угроз, так и в форме предложения совершить преступление или антиобщественные дей-

ствия, разжигания чувства зависти, мести и иных действий [10].

Анализ научной литературы и судебной практики показывает, что термин «склонение» часто фактически отождествляется с термином «вовлечение», о чем также говорят современные ученые, отмечая, что склониться означает подчиниться кому-либо, утратить волю к сопротивлению, поддаться чьему-либо влиянию. Термин «склонение», по мнению некоторых авторов, является синонимом понятий «вовлечение» и «подстрекательство» [11, с. 83]. Представляется спорной позиция, когда между склонением и вовлечением ставится знак равенства, так как при квалификации действий виновного лица требуются четкие формулировки, на основании которых выносится обвинительный приговор. В УК РФ недопустимо использование уголовно-правовых синонимов.

Попытка обратиться к словарю русского языка также не дает объяснения и окончательного различия между интересующими нас терминами. В соответствии со словарем А. П. Евге-ньевой «вовлечь» — «склонить к чему-либо, привлечь к участию в чем-либо, с усилием ввести, втащить куда-либо»; «вовлечься» — «принять участие в чем-либо под влиянием обстоятельств, чьего-либо побуждения, втянуться»; «склонить» — «расположить к себе, привлечь на свою сторону, убедить сделать что-либо, согласиться на что-либо» [12, т. 1, с. 119; т. 3, с. 111].

Таким образом, представляется, что термины «склонение» и «вовлечение», используемые в ст. 151.2 УК РФ, не должны дублировать друг друга. Кроме того, среди ученых бытует еще одно мнение о том, что склонение не предполагает обязательного наступления последствий [13, с. 17] в виде участия склоняемого несовершеннолетнего лица в совершении противоправных действий. Это мнение, кстати, не противоречит постановлению Пленума Верховного суда РФ № 14 от 15 июня 2006 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». Можно согласиться с тем, что для квалификаций действий виновного достаточно установить его любые действия, направленные на возбуждение желания несовершеннолетнего совершать любые противоправные действия, опасные для

жизни. При этом для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически каталось между вагонами, залезало на крыши домов, поездов и т. п. Склонение в ст. 151.2 УК РФ можно считать оконченным, независимо от того, возникло у склоняемого лица желание совершать противоправные действия, опасные для жизни, или нет. Данный состав преступления аналогичен конструкции современной ст. 230 УК РФ «Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». Следует признать, что использование термина «склонение» в ст. 151.2 УК РФ только усиливает ответственность взрослого лица в случаях привлечения подростков в разного рода противоправные действия.

Термин «вовлечение» следует использовать в тех случаях, когда несовершеннолетний стал осуществлять противоправную деятельность, о которой говорится в ст. 151.2 УК РФ. При этом преступление будет считаться оконченным с того момента как подросток начал выполнять действия, заведомо опасные для его жизни.

Некоторые авторы вообще считают целесообразным при конструировании диспозиций статей особенной части УК РФ, предусматривающих ответственность за вовлечение в какую-либо деятельность, использовать оба термина — и «вовлечение», и «склонение» [14, с. 223], перенося тем самым момент окончания преступления на более ранние сроки и усугубляя ответственность вовлекателя.

Таким образом, учитывая изученную судебную практику и мнения ученых в области уголовного права, можно прийти к выводу, что «склонение» и «вовлечение» несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего, — термины, которые дополняют друг друга. На начальных этапах преступной деятельности взрослого лица, когда взрослый вовлекатель только предлагает или иным способом пытается заманить подростка совершить ряд противоправных действий, но когда несовершеннолетний даже еще не пытался совершать эти действия, предлагается квалифицировать действия виновного как склонение. Иными словами, склонение можно было бы считать неким приготовлением к вовлечению, если бы, как в данном случае, законодатель не посчитал склонение самостоятельным действием, ко-

торое будет считаться оконченным с момента совершения взрослым лицом любых действий, направленных на возбуждение желания у подростка эти действия совершать. А следующим этапом преступной деятельности, когда взрослое лицо пытается именно привлечь или заставить любым способом подростка совершать указанные действия, будет именно вовлечение, которое будет квалифицироваться как оконченное в том случае, если несовершеннолетний совершил те действия, заведомо опасные для жизни, в которые его так активно вовлекал виновный.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Уголовный кодекс РФ (ред. от 07.06.17).

2. Пионтковский А. А. Уголовное право. — М., 1969.

3. Бурчак Ф. Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. — Киев, 1969.

4. Курс уголовного права. Т. 1. Общая часть. Учение о преступлении / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М., 2002.

5. Уголовное право России. Общая часть / под ред. А. И. Рарога. — М., 2010.

6. Постановление Пленума Верховного суда РФ № 14 от 15 июня 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

7. Осипьян А. В. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений или иных антиобщественных действий (уголовно-правовые и криминологические аспекты): авто-реф. дис. . канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 2006.

8. Уголовное право. Особенная часть: учебник / под ред. Н. И. Ветрова и Ю. И. Ляпунова. — М., 1998.

9. Постановление Пленума Верховного суда СССР № 8 от 12 сентября 1969 года «О судебной практике по делам о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность».

10. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 1 от 01.02.2011 года «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

12. Евгеньева А. П. Словарь русского языка: в 4 т. — М.: Рус. яз., 1999.

13. Мкртычан Б. А. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий: автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Челябинск, 2003.

1. Ugolovnyy kodeks RF (red. ot 07.06.17).

2. Piontkovskiy A. A. Ugolovnoe pravo. Moscow, 1969.

3. Burchak F. G. Uchenie o souchastii po sovets-komu ugolovnomu pravu. Kiev, 1969.

4. Kuznetsova N. F., Tyazhkova I. M. (eds.) Kurs ugolovnogo prava. Vol. 1. Obshchaya chast. Uchenie o prestuplenii. Moscow, 2002.

5. Rarog A. I. (ed.) Ugolovnoe pravo Rossii. Ob-shchaya chast. Moscow, 2010.

Это интересно:  Статья 2 ГПК РФ. Задачи гражданского судопроизводства

6. Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo suda RF No. 14 ot 15 Jun. 2006 «O sudebnoy praktike po delam o prestupleniyakh, svyazannykh s narkoticheskimi sredstvami, psikhotropnymi, silnodeystvuyushchi-mi i yadovitymi veshchestvami».

7. Osipyan A. V. Vovlechenie nesovershennolet-nikh v sovershenie prestupleniy ili inykh anti-

obshchestvennykh deystviy (ugolovno-pra-vovye i kriminologicheskie aspekty). Extended abstract of PhD dissertation (Jurisprudence). Rostov-on-Don, 2006.

8. Vetrov N. I., Lyapunov Yu. I. (eds.) Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast: uchebnik. Moscow, 1998.

9. Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo suda USSR No. 8 ot 12 Sept. 1969 «O sudebnoy praktike po delam o vovlechenii nesovershen-noletnikh v prestupnuyu i inuyu antiobshchest-vennuyu deyatelnost».

10. Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo suda Ros-siyskoy Federatsii No. 1 ot 01.02.2011 goda «O sudebnoy praktike primeneniya zakonoda-telstva, reglamentiruyushchego osobennosti ugolovnoy otvetstvennosti i nakazaniya ne-sovershennoletnikh».

11. Klimenko T. M. Sklonenie k nezakonnomu potrebleniyu narkotikov kak odin iz vidov nar-kobiznesa. Vestn. Vladimirskogo yurid. in-ta. 2007, No. 3 (4), pp. 82-84.

12. Evgenieva A. P. Slovar russkogo yazyka: in 4 vol. Moscow: Rus. yaz., 1999.

13. Mkrtychan B. A. Vovlechenie nesovershenno-letnikh v sovershenie prestupleniy i inykh anti-obshchestvennykh deystviy. Extended abstract of PhD dissertation (Jurisprudence). Chelyabinsk, 2003.

Статья 151.2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего

Гребенькова Лидия Александровна

аспирант, Юго-Западный государственный университет

305040, Россия, Курская область, г. Курск, ул. 50 Лет Октября, 94, ауд. 525

Greben’kova Lidiya Aleksandrovna

Post-graduate student, the department of Criminal Law, South-West State University

305040, Russia, Kurskaya oblast’, g. Kursk, ul. 50 Let Oktyabrya, 94, aud. 525

В качестве предмета научного исследования в статье выступают признаки объекта преступного вовлечения несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для его жизни. Автор стремится выявить основные уголовно-релевантные свойства данного деяния, определяющие его объективную вредность для общества, достаточную для признания общественно опасным и необходимость криминализации. При этом акцентируется внимание на обстоятельствах, существенно повышающих типовую общественную опасность содеянного, которые могут быть включены в уголовное законодательство в качестве квалифицирующих признаков. Основными методами исследования являются формально-юридический, а также буквальное и системное толкование правовых актов. Используя их, автор провёл детальный анализ содержания основного, дополнительного и факультативного объекта деяния, предусмотренного ст. 151.2 УК РФ, а также осуществил прогностический анализ, направленный на выявление путей развития охранительных норм, связанных с защитой несовершеннолетних от негативных информационных воздействий. Новизна исследования заключается в том, что в нём впервые проведён комплексный анализ признаков объекта преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 151.2 УК РФ. Основными являются выводы о том, что помимо основного объекта, в качестве которого выступают интересы нормального развития и воспитания несовершеннолетних, а также дополнительного объекта (жизни несовершеннолетнего), рассматриваемое деяние может причинять вред здоровью, свободе и половой неприкосновенности несовершеннолетнего, а также интересам семейного воспитания и установленному порядку осуществления педагогической деятельности. Данные обстоятельства необходимо учесть путём выделения квалифицирующих признаков. Кроме того, необходима защита интересов общественной нравственности от публичной пропаганды противоправной деятельности.
Ключевые слова: объект преступления, личность, общественная нравственность, воспитание несовершеннолетних, семья, противоправное поведение, пропаганда противоправных действий, общественная опасность, квалифицирующие признаки, насилие

Дата направления в редакцию:

The subject of this research is the characteristics of the object of criminal involvement of a minor in the commission of acts dangerous for minor’s life. The author attempts to determine the key criminal relevant features of the aforementioned act that define its objective hazard to society, sufficient for acknowledging as socially dangerous, as well as the need for criminalization. Attention is also focused on the circumstances that significantly increase the typical social danger of the criminal act that can be included into the criminal legislation as a qualifying factor. Using the formal legal method alongside the literal interpretation of legal acts, the author conducts the detailed analysis of the content of the basic, additional, and facultative object of crime, the responsibility for which is established by the Article 151.2 of the Criminal Code of Russian Federation. The main conclusion lies in the fact that besides the main object that implies the interests of healthy development and upbringing of a minor, as well as the additional object (life of a minor), the considered act can cause harm to health, freedom, and sexual integrity of a minor alongside the interests of family upbringing and the established order of exercising pedagogical activity. The indicated circumstances must be taken into account through determination of the qualifying factors. Therewith, there is a need for protection of public morality from the public propaganda unlawful activity.

propaganda of unlawful actions, unlawful behaviour, family, upbringing of minors, public morality, person, object of crime, social danger, aggravating factors, violence

Для теоретического осмысления и правильного применения уголовно-правовой нормы, особенно недавно появившейся в уголовном законодательстве, первостепенное значение имеет категория объекта посягательства, поскольку именно в ней находит отражение характеристика общественной опасности преступного деяния, служащей предпосылкой его криминализации.

Современное учение об объекте преступления во многом является синтетическим, основанным как на достижениях советской уголовно-правовой доктрины, рассматривающей объект как общественное отношение, так и наиболее значимых выводах дореволюционных учёных, отмечавших, что преступлением причиняется ущерб в том числе социально значимым ценностям, интересам и благам [4, с. 31-32; 7; 15; 16] .

Особенно актуален такой подход для вовлечения несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для его жизни, поскольку посягательства, потерпевшими от которых являются несовершеннолетние, неразрывным образом причиняют ущерб всей триаде «личность — общество — государство», в связи с чем содержание их объекта является сложным и несводимым ни чисто к общественным отношениям, ни чисто к признаваемым и охраняемым правом ценностям, интересам и благам преимущественно личного характера.

Двигаясь от общего к частному, остановимся на содержании родового и видового объекта данного посягательства.

Исходя из расположения ст. 151.2 в структуре УК РФ, можно сделать вывод, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для его жизни, на родовом уровне следует рассматривать как посягательство на личность.

Правовое понимание категории «личность» является многогранным. Во-первых, «личность» может рассматриваться в узком смысле как синоним биологического понятия «человек». Уголовно-правовая охрана составляющих личности, относящихся к её биологическим основам, и в первую очередь самой жизни, является универсальной и безусловной: она распространяется на всех без исключения людей и осуществляется независимо от социальных качеств охраняемой личности, её волеизъявления и практически любых прочих обстоятельств. Такая правовая защита предоставляется с момента рождения (вопрос о распространении правовой охраны личности на человеческие эмбрионы во все или в некоторые периоды их внутриутробного развития является дискуссионным [3; 13] ) и до момента биологической смерти.

Во-вторых, личность можно рассматривать как социальную характеристику человека как индивида, являющегося членом человеческого общества. В отличие от биологического статуса человека, остающегося неизменным в течение всего периода его существования, социальный статус его постоянно меняется под влиянием внутренних и внешних причин, таких как развитие организма и психики, собственные поступки человека и его взаимоотношения с другими людьми. Уголовно-правовая охрана социальных составляющих личности может носить как статический, так и динамической характер. В первом случае речь идёт о защите личности от насильственных изменений её социального статуса, от нарушения сложившегося положения индивида в обществе и его социальных взаимоотношений с другими. Динамическая защита предполагает обеспечение условий для нормального формирования и развития социальных составляющих личности. Такая защита может осуществляться на уровне конкретного индивида или всего общества в целом — в последнем случае речь идёт уже о таком объекте уголовно-правовой охраны, как здоровье населения и общественная нравственность.

В-третьих, сугубо как правовую категорию личность можно рассматривать как совокупность личных неимущественных прав и свобод, признаваемых и охраняемых законодательством. В литературе выделяют следующие основные категории таких составляющих личности: обеспечивающие физическое и психическое благополучие человека (например, право на жизнь, охрану здоровья и физическую неприкосновенность), индивидуализацию личности в обществе (право на имя, индивидуальный облик, честь и достоинство и т.д.) и её автономию (право на неприкосновенность частной жизни, свободу личности и др.), а также неимущественные права, связанные с реализацией творческого потенциала личности [9, с. 23-24] .

Сказанное позволяет перейти к характеристике видового объекта: на этом уровне вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для его жизни, расценивается как посягательство на интересы семьи и несовершеннолетних.

Понятие «семья» не имеет законодательного определения. Исходя из доктринальных его определений [1; 6; 17] , а также из содержания норм главы 20 УК РФ, можно сделать вывод, что охраняется уголовным законом та сторона семейных отношений, которая связана с рождением и воспитанием детей, с обязанностью родителей заботиться о ребёнке и содержать его, из которой вытекает корреспондирующая обязанность детей заботиться о нетрудоспособных родителях.

В отношении же интересов несовершеннолетних как составляющей видового объекта данной группы составов большинство исследователей сходятся во мнении, что речь идёт о нормальном физическом, умственном, нравственном и духовном развитии и воспитании несовершеннолетнего [2; 11; 12, с. 96-97] .

И интересы семьи, и интересы несовершеннолетних относятся к социальным составляющим личности, охраняемым уголовным правом. При этом можно отметить, что в отношении первых речь идёт о защите статической характеристики личности как участника семейных отношений, а в отношении вторых — об охране динамического процесса развития и становления личности. Ввиду этого недостаточно проработанной представляется позиция Ю.Е. Пудовочкина, указывающего, что интересы семьи в рамках данных составов оказываются подчинёнными интересам нормального развития несовершеннолетних [12, с. 91-92] . На деле, между данными интересами нет отношений подчинения, это две стороны (статическая и динамическая) единого явления.

Нельзя согласиться также с В. С. Савельевой, которая указывает, что преступления против семьи не могут быть составной частью преступлений против личности [14] . Уголовно-правовая защита интересов семьи в составах гл. 20 УК РФ осуществляется всегда на уровне индивидов, а не семьи как общественного института. Учитывая приоритетный характер правовой защиты личности, закреплённый в Конституции РФ, следует признать правильным сделанный законодателем акцент на вреде, который данные преступления причиняют конкретным потерпевшим.

Сказанное позволяет отнести рассматриваемое деяние к преступлениям против интересов несовершеннолетних, их нормального воспитания и развития. Участие несовершеннолетнего в противоправных действиях неминуемо связано с возникновением дефектов его социализации, формированием у него деформированного правосознания, негативных представлений о правопорядке и роли государственных органов в его обеспечении.

Это интересно:  Статья 16 Закона о защите прав потребителей (ЗоЗПП) с комментариями

Однако само по себе разовое вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных действий не обладает достаточной общественной опасностью, так как не влечёт стойких изменений в их жизненных установках, а также не связано с существенными для несовершеннолетнего длительными неблагоприятными последствиями.

Вследствие этого, конструкция рассматриваемого состава преступления включает дополнительный объект. Им, как следует из действующей редакции ст. 151.2 УК РФ, является жизнь несовершеннолетнего. Вовлечение несовершеннолетнего в противоправные действия непосредственно не причиняет вред его жизни. Оно лишь создаёт условия для возможной реализации негативных свойств той противоправной активности, в которую вовлекается несовершеннолетний, способных причинить такой вред. Возможность установления ответственности за потенциальную, не реализованную в действительности угрозу причинения вреда охраняемому объекту в данном случае обусловлено особым статусом жизни среди объектов уголовно-правовой охраны.

В отношении взрослых индивидов, исходя из принципов свободы и автономии личности, законодатель не считает необходимым ограничивать добровольное (пусть и под чужим влиянием) участие индивида в рискованных действиях, создающих угрозу его собственной жизни. Дополнительная охрана жизни именно несовершеннолетних обуславливается сочетанием факторов. Во-первых, это объективная специфика несовершеннолетних как возрастной группы, связанная с недостаточной зрелостью их психики и, как следствие, недооценкой ими возможного риска, зависимостью от группового подтверждения самооценки и другими психологическими особенностями. Во-вторых, это повышенные обязательства по защите подрастающего поколения, взятые на себя государством и закреплённые в нормативных актах всех уровней, вплоть до международного (в частности, в Конвенции о правах ребёнка).

Угроза должна носить реальный характер и быть закономерным результатом участия несовершеннолетнего в совершении именно противоправных действий, а не возникать вследствие каких-то случайных факторов, в том числе волевого поведения самого несовершеннолетнего, не связанного с совершением тех действий, в которые его вовлекает виновный. Такие ограничения являются необходимыми в связи с тем, что практически любая человеческая активность (передвижение на транспорте, купание, и даже такие повседневные действия, такие как приём пищи) может вследствие определённого стечения обстоятельств повлечь смерть её участников.

Не вполне понятно, однако, почему законодатель вывел за пределы состава ст. 151.2 УК РФ фактическое причинение вреда жизни и здоровью в результате участия несовершеннолетнего в противоправных действиях. В такой ситуации можно говорить о неосторожной вине вовлёкшего по отношению к фактически наступившим тяжким последствиям и значительно увеличенной общественной опасности содеянного.

Жизнь несовершеннолетнего является единственным закреплённым в законе дополнительным объектом рассматриваемого посягательства. Однако de lege ferenda следует рассмотреть и другие возможные дополнительные объекты, посягательство на которые может придать исследуемому деянию общественную опасность.

Исходя уже из самой формулировки ст. 151.2 УК РФ, в числе возможных способов совершения деяния предусматривающей угрозу, факультативным объектом может также являться (в зависимости от характера угрозы) здоровье несовершеннолетнего, его личная свобода, половая свобода или половая неприкосновенность, а также собственность. Посягательство на некоторые из этих объектов существенно повышает общественную опасность содеянного, в связи с чем в смежных составах, в которых деяние виновного охарактеризовано как «вовлечение» или «склонение» (ст. 150, 151, 230, 240 УК РФ), применение насилия или угроза его применения выделены в качестве квалифицирующего признака. Причины, по которым данный объект в составе ст. 151.2 УК РФ учитывается лишь в качестве факультативного, а не в качестве дополнительного объекта, неясны.

Речь здесь идёт не о потенциальной угрозе физическому и психическому благополучию несовершеннолетнего, которая характерна для дополнительного объекта ч. 1 ст. 152.1 УК РФ, а о вполне реальной, что определяет необходимость выделения вовлечения несовершеннолетнего в совершение противоправных действий путём применения насилия или его угрозы в квалифицированный состав, причём независимо от опасности для жизни противоправной активности, потому что общественная опасность здесь определяется вредом, связанным с психическим или физическим насилием.

Факультативным объектом могут выступать также общественные отношения и интересы, связанные с семейным воспитанием несовершеннолетнего. Наиболее выраженным причинение вреда данному объекту является в случае, если побуждающее несовершеннолетнего к противоправным действиям лицо является родителем несовершеннолетнего, либо лицом, заменяющим родителей. Кроме того, может причиняться вред общественным отношениям и интересам, касающимся осуществления педагогической деятельности, если субъектом преступления выступает педагог или иное лицо, которое в процессе исполнения своих профессиональных обязанностей осуществляет деятельность по воспитанию несовершеннолетнего. Причинение вреда данному объекту отражено в других составах гл. 20 УК РФ путём выделения квалифицирующего признака, однако в ст. 152.1 УК РФ соответствующее указание отсутствует, что не позволяет должным образом учесть общественную опасность действий данных специальных субъектов.

Общественное здоровье и общественная нравственность могут выступать факультативным объектом вовлечения несовершеннолетнего в противоправные действия, однако достаточно существенным их влияние на характер и степень общественной опасности будет, лишь если речь идёт о систематической деятельности, в результате которой виновный воздействовал на значительное число несовершеннолетних лиц. Это отражено в квалифицирующем признаке п. «в» ч. 2 ст. 151.2 УК РФ.

Однако превентивный потенциал данной нормы ограничен тем, что для её применения необходима направленность действий виновного на причинение вреда основному объекту, а именно личности конкретных несовершеннолетних. В случае, когда действия публичного характера не имеют конкретных адресатов, нормы раздела VII УК РФ неприменимы, так как отсутствует их родовой объект посягательства.

Частично подобные действия охватываются составом ст. 239 УК РФ, однако не образует состава преступления осуществляемая вне формальных объединений систематическая деятельность частных лиц, в том числе организаторов массовых сообществ, построенных по модели социальных сетей, направленная на вовлечение их членов в противоправную деятельность. Как отмечено А. А. Гребеньковым, в настоящее время появляется всё больше таких сообществ, ориентированных на поощрение и поддержку противоправной деятельности [5] . Они занимаются координацией несогласованных политических протестных акций, нелегальных квазиспортивных мероприятий (например, уличных гонок) и т.д. Несовершеннолетние для администрации таких сообществ представляют собой крайне привлекательную аудиторию: они легче, чем взрослые, поддаются внушению и стороннему влиянию, ими легче манипулировать и использовать в своих целях, они не способны в полной мере оценить связанные с совершением противоправных действий риски (как личного, так и социального характера), и потому охотнее в них участвуют, на них более сильно действуют механизмы группового подкрепления, обеспечивающие устойчивость сообщества. Ввиду этого целесообразно рассмотрение возможности криминализации пропаганды противоправных действий, адресатами которой являются несовершеннолетние, совершаемой с использованием средств массовой информации и информационно-телекоммуникационных сетей.

Резюмируя изложенное, можно сделать следующие выводы.

1. Объект вовлечения несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для его жизни (ст. 151.2 УК РФ) имеет сложную структуру, в которой основную роль играют интересы нормального воспитания и развития несовершеннолетних, а дополнительную — жизнь несовершеннолетнего.

2. Необходимо дополнение ст. 151.2 УК РФ квалифицирующими признаками, отражающими повышенную общественную опасность вовлечения несовершеннолетнего в противоправную деятельность, совершённого с применением насилия или угрозы насилия, а также родителем несовершеннолетнего, лицом, заменяющим родителей, педагогом или иным лицом, осуществляющим профессиональную деятельность по воспитанию несовершеннолетних.

3. Перспективным направлением совершенствования уголовной политики в сфере защиты несовершеннолетних является криминализация пропаганды противоправных действий, совершаемой с использованием средств массовой информации и информационно-телекоммуникационных сетей.

Статья 151.2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего

Государственная политика в интересах детей является последовательной. Она направлена на защиту от факторов, негативно влияющих на физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие несовершеннолетних. В рамках достижения этой цели Уголовный кодекс Российской Федерации 07.06.2017 был дополнен статьей 151.2, предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего.

По части 1 статьи 151.2 Уголовного кодекса Российской Федерации наступает ответственность за склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий, заведомо для виновного представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего, путем уговоров, предложений, обещаний, обмана, угроз или иным способом. При этом совершающее такие действия лицо должно достигнуть восемнадцати лет, в его действиях нет признаков склонения потерпевшего к совершению самоубийства, вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или в совершение антиобщественных действий.

Такие действия наказываются штрафом от пятидесяти тысяч до восьмидесяти тысяч рублей, исправительными работами, принудительными работами либо лишением свободы, которые назначаются на срок до 1 года с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок 3 года или без такового.

Если указанные выше деяния совершены в отношении двух или более несовершеннолетних, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»), то совершившее их лицо подвергается более строгому наказанию.

Санкцией данного закона за такие преступления предусмотрены штраф до ста тысяч рублей, обязательные работы на срок до четырехсот сорока часов, исправительные работы до двух лет и принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы до трех лет. Дополнительное наказание увеличено на срок до пяти лет.

Законодателем предусмотрена уголовная ответственность за доведение до самоубийства (статья 110 Уголовного кодекса Российской Федерации), но возбуждение уголовных дел по данному закону возможно при личном контакте путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего.

Возникшая проблема о доведении до самоубийства через Интернет не была урегулирована действующим Уголовным кодексом Российской Федерации.

За нарушение прав граждан, в том числе, несовершеннолетних, в виртуальном пространстве предусматривалась только административная ответственность.

Уголовное наказание по фактам дистанционного (через Интернет) доведения до самоубийства, стало возможным при введении в Уголовный кодекс Российской Федерации статьи 151.2.

Информация подготовлена начальником уголовно-судебного управления Светланой Валерьевной Пановой.

Статья написана по материалам сайтов: megaobuchalka.ru, cyberleninka.ru, e-notabene.ru, www.kemprok.ru.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector