+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 450.1 ГК РФ. Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 42-ФЗ) ГК РФ был дополнен ст. 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». С введением этой статьи была разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации права на односторонний отказ от договора, способами отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации этого права. Подробнее о практике применения этой нормы читайте в материале «ЭЖ».

Фактически ст. 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и 6 ст. 450.1 ГК РФ).

С появлением ст. 450.1 ГК РФ возник ряд вопросов, имеющих значение для ее практического применения. Для их разрешения потребовались разъяснения высших судебных органов, с помощью которых был сформирован определенный правоприменительный подход, которым в своей практике смогут руководствоваться нижестоящие судебные инстанции.

Как направлять уведомление об отказе от договора

В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

В судебной практике сформировался подход, что реализация права на односторонний отказ от договора может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450.1 ГК РФ невозможно.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в этом случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязанности по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 25). Так, в п. 63 этого постановления Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

Пленум ВС РФ также указал, что, если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 Постановления № 25).

Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом (о специфике отправки юридически значимых сообщений посредством электронной почты читайте в материале «Электронная переписка: можно ли использовать ее как доказательство в суде?», «ЭЖ», 2016, № 37). Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан его получить.

Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Пункт 1 ст. 165.1 ГК РФ

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ о возможности отказаться от договора полностью или в части не вызывает разногласий в толковании. Так, реализация права на частичный отказ от договора возможна в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ ст. 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

Изменения в ГК РФ были внесены в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства России. Так, в п. 9.1 раздела V Концепции указывается, что в ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора:

по соглашению сторон (п. 1 ст. 450);

по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450);

путем одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450).

При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками. В частности, в п. 3 ст. 450 ГК РФ не был предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, но при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких‑либо серьезных на то оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

Разработчики Концепции пришли к выводу, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также предусмотреть невозможность отказа от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие своими конклюдентными действиями.

Если у исполнителя нет лицензии

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающим на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешение (лицензию, доступ в СРО и т. п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФ, согласно которому сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Следует отметить, что само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления № 25, в котором суд разъяснил, что, если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

Вместе с тем из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях для договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т. д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по правовому смыслу этой нормы можно предположить, что право на односторонний отказ сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение п. 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в главе 1 ГК РФ.

Отказываясь от договора, нужно быть последовательным

Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Из его содержания следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

Например, в одном деле (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 № 02АП-2399/2016 по делу № А29-157/2016) суд указал, что направление истцом ответчику письма о расторжении договора аренды, нельзя рассматривать как юридический факт, повлекший прекращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продолжении арендных отношений, после направления в соответствии со ст. 610 ГК РФ уведомления о прекращении договора аренды, продленного на неопределенный срок, характеризует договор аренды как действующий.

Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» Пленум ВАС РФ указал, что согласно ст. 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке. Причем предъявить иск о расторжении договора арендодатель вправе даже после уплаты долга, но в разумный срок. При этом было особо отмечено, что непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Это интересно:  Статья 325 ТК РФ. Компенсация расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно

Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишаются права ссылаться на какие‑либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ими же сделанных заявлений об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоппель. Другими примерами эстоппеля в российском законодательстве являются нормы п. 5 ст. 166 и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ

Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

Пункт 3 ст. 432 ГК РФ

Сторона может отказаться от конкретного права

В пункте 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В силу этого правила, когда лицо при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем оно не может осуществить это право по тем же основаниям, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания с должника предусмотренной договором неустойки — впоследствии кредитор не сможет взыскать неустойку, от которой он отказался, даже если передумает.

В целом анализ ст. 450.1 ГК РФ и практики ее применения показывает, что большая часть ее положений унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого регулирования отношений, связанных с отказом от договора.

Отказ от договора или от осуществления прав по договору

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации дополнена статьей 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору».

Применение принципов УНИДРУА в российском законодательстве

В пояснительной записке также указывается, что в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны, предложенного последней способа исполнения обязательства, последующий отказ от договора по тем же основаниям недопускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) (1994 год).

В частности, из п. 3.12 Принципов УНИДРУА следует, что если сторона, которая вправе отказаться от договора, прямо или в подразумеваемом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уведомления об отказе от договора, отказ от договора не допускается. Во многом положения ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации дублируют положения Принципов УНИДРУА по своему правовому содержанию.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ статьей 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ)в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Реализация концепции развития гражданского законодательства России.

Вышеуказанные изменения внесены в целях реализации Концепции развития гражданского законодательства России. В п. 9.1 разд. V Концепции указывается, что в ГК РФ предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора: по соглашению сторон (п. 1 ст. 450); по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450); путем одностороннего отказа от исполнения договора (пункт 3 ст. 450). При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками.

В частности, в Концепции указывается, что п. 3 ст. 450 ГК РФ не предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, однако при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких-либо серьезных к тому оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

В Концепции делается вывод о том, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также невозможность ссылаться на отказ от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие за счет конклюдентных действий.

Таким образом, введением статьи 450.1 ГК РФ разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации одностороннего отказа от договора, способом отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации такого отказа.

Фактически статья 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора, для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и п. 6 ст. 450.1 ГК РФ).

Содержание статьи 450.1 ГК РФ породило некоторые вопросы, возникшие при попытке ее практического применения. Для разрешения указанных вопросов потребовались разъяснения высших судебных органов, за счет которых был сформирован определенный правоприменительный подход при использовании статьи 450.1 ГК РФ, а также анализ судебной нижестоящих судебных инстанций.

Анализ судебной практики по вопросам применения статьи 450.1 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

В связи с этим в судебной практике сформировался подход, что реализация права, закрепленного в п. 1 ст. 450 ГК РФ может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450 ГК РФ невозможно.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в данном случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязательства по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя.

При этом судом разъяснено, что сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

Пленум ВС РФ также указал, что если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено, в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (например, в форме размещения на сайте хозяйственного общества в сети «Интернет» информации для участников этого общества, в форме размещения на специальном стенде информации об общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме и т.п.).

Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом. Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан их получать.

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ не вызывает разногласий в толковании. Вместе с тем, следует отметить, что из содержания п. 2 ст. 450.1 ГК РФ следует возможность реализации права на частичный отказ от договора. Например, это возможно в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающих на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешения (лицензию, доступ в СРО и т.п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФсторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Это интересно:  Статья 68 ЗК РФ. Землеустройство

Само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором суд разъяснил, что если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (статья 15, пункт 3 статьи 450.1 ГК РФ).

Вместе с тем, из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т.д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по своему правовому смыслу можно предположить, что такое право сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение пункта 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в Главе 1 ГК РФ.

Пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям.

Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Как уже было сказано, по своему правовому значению он дублирует Принципы УНИДРУА. Из содержания данного пункта следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73. Так, Пленум ВАС РФ указал, что согласно статье 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке.

При этом Пленум ВАС РФ разъяснил, что даже после уплаты долга арендодатель вправе в разумный срок предъявить иск о расторжении договора. Однако непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором названного долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Применение общеправового принципа именуемого эстоппель. Пример применения эстоппеля в российском законодательстве п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишается права ссылаться на какие-либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ею же сделанного заявления об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоппель. Аналогичным примером применения эстоппеля является п. 3 ст. 432 ГК РФ.

В п. 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В частности, в силу указанного правила лицо, при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ делается исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания неустойки с должника. Соответственно, такой отказ, если он совершен лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, повлечет прекращение обязательств по тем же основаниям в будущем.

Пункт. 7 ст. 450.1 ГК РФ содержит диспозитивную оговорку, согласно которой применение п. 6. Ст. 450.1 ГК РФ может быть ограничено сроком, необходимых для совершения определенных действий.

Анализ положений статьи 450.1 ГК РФ и судебной практики ее применения показывают, что в целом большая часть положений статьи 450.1 ГК РФ унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого подхода при разрешении судебных споров.

Если вам понравилась статья, подпишитесь на наши группы в соц. сетях и порекомендуйте Прайм лигал друзьям и знакомым.

Изменения в ст 450 ГК РФ с комментариями: отказ от договора

Изменения в Гражданский кодекс РФ: статья 450.1 отказ от договора, отказ от исполнения договора.

После небольшого перерыва в подготовке материалов, касающихся изменений в Гражданский кодекс РФ, вступающих в силу с 1 июня 2015 (ох, осталось то совсем чуть-чуть) и предусмотренных ФЗ от 08 марта 2015 №42-ФЗ, мы вернулись со вторым пакетом наших коротких комментариев.

Тема данного материала — Статья 450.1. Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору.

Итак, напомню, что отказ от договора и расторжение договора все же разные вещи, хоть и совпадающие в правовых последствиях. Однако отказ от договора может быть односторонним, а вот расторжение нет. Если вы считаете также, то перейдем к обсуждению правовых норм.

1. Законодатель сохранил в качестве основания возникновения права на отказ как закон, так и договор. При этом он прямо и однозначно указал, что формой осуществления права на отказ является уведомление об отказе от договора (уведомление об отказе от исполнения договора). Следовательно, теперь должно быть легче понимать волеизъявление контрагента по сделке, когда пробираясь сквозь цитирование норм и условий договора, изложенного потока сознания, все же встретим слова « уведомление об отказе от договора ».

2. Согласно закону договор прекращается с момента уведомления, если об ином не указано в законе или договоре. Таким образом, в тех случаях, когда в самом договоре ничего нет касательно даты прекращения договора при получении письменного уведомления, стоит ориентироваться на дату получения. На мой взгляд, такой либеральный подход должен стимулировать включать в договоры условия об иной дате прекращения договора. Например, по истечении 7 дней со дня получения уведомления.

Хотя тогда может возникнуть ситуация, когда за время до даты прекращения договора контрагент, получивший уведомление, произведет дополнительное исполнение своих обязательств по договору, что уже не в интересах кредитора. Поэтому уже для таких ситуаций стоит устанавливать дополнительные пределы осуществления прав сторонами договора.

3. Законодатель прямо указал на право кредитора отказаться от договора, если у его должника отсутствует необходимая лицензия или членство в СРО и закрепил право на возмещение убытков. Обращу внимание, что в случае отказа от исполнения по общему правилу никакого возмещения быть не может. В этой же ситуации право на убытки специально предусматривается в качестве исключения из такого правила.

4. В отношении отказа, не знаю для чего, ибо статью 10 ГК РФ никто не отменял, специально оговаривается, что при осуществлении своего права сторона должна действовать разумно и добросовестно. Написав это понимаю, что было бы любопытно посчитать, сколько раз наш законодатель употребил в тексте хотя бы общей части ГК РФ слова «добросовестно» и «разумно».

5. Отказ от договора по одним и тем же основаниям может быть произведен только однократно. Если после отказа сторона приняла исполнение, то это подтверждается действие договора (или подтверждает отказ от уведомления об отказе от исполнения договора). Отмечу, что тоже исполнение должно быть надлежащим.

6. Сторона может отказаться (прямо заявив о своем отказе) от осуществления права (на отказ от исполнения договора). Естественно, что это приведет к невозможности заявить об отказе от договора. Исключением в такой ситуации будет случаи, когда обстоятельства, при которых был заявлен отказ повторились (или повторяются). Любопытно, а возможно ли изначально при заключении самого договора включить в его текст вот такие заявления об отказе данные на будущее время?

7. Договором можно предусмотреть, что об отказе от исполнения договора при возникновение соответствующих обстоятельств может быть заявлено в строго оговоренный срок. А последствием нереализации такого права будет считать отказ от права на отказ от исполнения договора (не запутал я вас?).

Такой инструмент применительно к предпринимательским сделкам позволяет на этапе заключения договора включать в него в большее количество сроков осуществления тех или иных прав. Особо такого права как право на отказ от исполнения договора.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Иные материалы по изменениям в ГК РФ:

Отказ от осуществления прав по договору как новелла российского гражданского законодательства

В условиях масштабного реформирования российского гражданского законодательства Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ) были внесены поправки в общие положения об обязательствах и договорах, вступившие в силу с 1 июня 2015 года [1]. Одной из новелл является введение в российское законодательство отказа от осуществления прав по договору, который закрепляется в п. 6 ст. 450.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [2]. Однако данное нововведение не нашло ещё должного теоретического обоснования и подробного анализа в научных трудах, что обосновывает выбор данной темы для исследования.

Целью настоящего исследования является изучение отказа от осуществления прав по договору как новеллы российского гражданского законодательства и проведение анализа судебной практики.

Отказ от осуществления прав по договору является аналогом английского института waiver (отказ от права) и сходных институтов в европейском договорном праве. Waiver, сформировавшийся в англо-американской правовой системе, в общепринятом понятии представляет собой добровольный и преднамеренный отказ от известного права, преимущества, привилегии или иного дополнительного права [3]. Хотя процедура определения отказа от права отличается и в Англии, и отдельных штатах США, выделяются три общих условия признания отказа от права действительным:

1) существование права — наличие права, которое подлежит правовой защите;

2) знание права – условие, которое предполагает, что субъект знал о существовании у него права на момент совершения отказа, причем, если речь идет о правах, вытекающих из договора, знание права вменяется;

3) намерение стороны отказаться от права — совершение субъектом таких действий, которые свидетельствуют либо о его желании отказаться от права, либо об одобрении таких действий контрагента, которые ведут к отказу от права [4].

Отказ от договорных прав в российском законодательстве – это право стороны на отказ от осуществления своего права, предусмотренного договором. В п. 6 ст. 450.1 ГК РФ закрепляется, что если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором, в случаях, когда сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность, при наступлении обстоятельств, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором и служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Законодатель предусматривает пределы отказа от осуществления прав по договору.

1. В соответствии с п. 6 ст. 450. 1 ГК РФ такой отказ считается действительным после заявления соответствующей стороны об этом. Волеизъявление стороны договора должно быть добровольным и прямо выраженным. Законом не установлено, в какой именно форме должен быть совершен отказ от договорных прав, что является пробелом. Кроме того в доктрине по этому вопросу отсутствует единство взглядов. По мнению одних исследователей, «для доказательственных целей стоит ожидать, что это будет письменная форма уведомления» [5]. Другие авторы выделяют три формы отказа от права: письменную, устную и отказ посредством поведения [6].

Это интересно:  Статья 316 ТК РФ. Районный коэффициент к заработной плате

Между тем п. 7 ст. 450.1 ГК РФ определяет, что в случаях, установленных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором, правила об отказе от осуществления прав по договору (п. 6 ст. 450.1 ГК РФ) применяются при неосуществлении определенного права в срок, предусмотренный ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Другими словами, при определенных обстоятельствах неосуществление права может свидетельствовать об отказе от него.

Следовательно, законом предусматривается два варианта совершения отказа от права. Один из них характеризуется активным поведением стороны и заключается в отказе от права посредством прямо выраженного волеизъявления об этом. Во втором случае отказа от права осуществляется посредством пассивного поведения стороны и выражается в неосуществлении определенного права в установленный срок.

2. При отказе от осуществления прав по договору имеются ограничения по субъектному составу. Это правило применимо только для стороны, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

3. Допускается отказ только от договорных прав, то есть прав, порожденных самим договором.

4. Отказ от права возможен только после возникновения этого права. В свою очередь основанием для осуществления определенного права по договору является наступление обстоятельств, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Если сторона при наступлении указанных обстоятельств заявляет отказ от осуществления права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

5. Отказ от осуществления прав по договору допускается независимо от того, предусмотрена или нет возможность такого отказа в договоре [7].

6. Следует отметить, что правило, предусмотренное п. 6 ст. 450.1 ГК РФ, является диспозитивным: оно действует, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Положение о том, что право сохраняет свою силу, может быть предусмотрено как в нормативно-правовых актах, так и самом договоре.

Таким образом, законодательно закреплено специальное правило, в соответствии с которым заявление отказа от осуществления права по договору влечет прекращение этого права. В связи с этим возникает проблема соотношения отказа от договорного права и положения п. 2 ст. 9 ГК РФ, которое закрепляет правило о недопустимости отказа лица от принадлежащих ему прав.

В соответствии с п. 2 ст. 9 ГК РФ отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Отметим, что ранее суды в своей практике фактически установили запрет на отказ от любого права, если это не было прямо разрешено законом. Соглашения, которые приводили к отказу или ограничению прав, в том числе к воздержанию от осуществления права одной из сторон соглашения, признавались противоречащими п. 2 ст. 9 ГК РФ (например, об отказе от взыскания штрафных санкций, отказе от непогашенной части исковых требований [8], отказе покупателя земельного участка от претензий к продавцу [9], отказе от осуществления принципалом предмета агентского договора [10] и т.д.). К примеру, по одному из дел стороны договора займа заключили соглашение о том, что любые штрафные санкции, включая пени, неустойку, проценты, в том числе установленные законом за просрочку исполнения сторонами обязательств по договору, начислению и взысканию со стороны кредитора не подлежат. Судом был отклонен довод заявителя о том, что отказавшись от взыскания процентов за нарушение обязательства по договору, истец ЗАО Фирма «ЦВ «ПРОТЕК» фактически утратил право на применение в дальнейшем к ответчику ОАО «Фармасинтез» такой меры ответственности, как взыскание процентов. При этом суды указали, что отказ кредитора от взыскания неустойки противоречит п. 2 ст. 9 ГК РФ. На этом основании требование истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами было удовлетворено [11].

Следовательно, до внесения изменений в ГК РФ Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ в российском праве существовал высокий риск признания недействительным положений договора об отказе от права. В связи с этим участники гражданского оборота стремились «структурировать свои сделки по иностранному праву и рассматривать споры по ним в иностранных судах и арбитражах» [12].

Как показывает анализ доктрины и правоприменительной практики, норма п. 2 ст. 9 ГК РФ в существующей редакции является мало пригодной для развитого гражданского оборота. На этапе создания ГК РФ в середине 1990-х г.г. включение подобного предписания в текст закона было вполне оправданно исходя из конкретных исторических условий. Однако в настоящее время «подобное ограничение, совершенно не нюансированное и лишенное каких-либо отступлений от общего правила, очевидно, не соответствует современному уровню развития отечественного гражданского оборота, особенно в сфере предпринимательской деятельности» [13].

В доктрине высказывались идеи расширить перечень законных оснований, которыми устанавливаются исключения на применение ч. 2 ст. 9 ГК РФ [14], что, на наш взгляд представляется весьма обоснованным и необходимым. В связи с этим приходим к выводу о том, что новое положение п. 6 ст. 450.1 ГК РФ, закрепляющее возможность стороны договора отказаться от осуществления договорных прав, изменит сложившуюся судебную практику.

Так, ТСЖ «Мишина-32» обратилось суд с исковым заявлением к ответчику ООО «Стройподряд» о взыскании неустойки, задолженности по договору, процентов за пользование чужими денежными средствами на основании договора подряда. В п. 3 соглашения о расторжении договора подряда по взаимному согласию стороны определили, что обязательства сторон по договору прекращаются, и стороны претензий друг к другу не имеют. Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении требования о взыскании неустойки. Поскольку стороны своим соглашением прекратили обязательства по договору и не определили последствия его прекращения, а также учитывая, что отказ от права возможен в силу п. 6 ст. 450.1 ГК РФ, суд указал, что истец утратил право на применение предусмотренной договором ответственности за нарушение сроков выполнения работ [15]. Бесспорно, в тот период, когда договор подряда был действующим, истец имел право на применение к ответчику предусмотренной договором меры ответственности в виде неустойки за нарушение сроков выполнения работ. Однако при расторжении договора ни одна из сторон не заявила о наличии у нее каких-либо требований и претензий по договору, что в соответствии с п. 6 ст. 450.1 ГК РФ свидетельствует об отказе от осуществления прав по договору.

Таким образом, стороны договора, которые в определенный момент времени не заявляли о наличии у них требований и претензий друг к другу, несмотря на то что знали о допущенном нарушении, «не должны получать право в дальнейшем требовать защиты нарушенного права в суде, за исключением случаев, когда данный отказ был совершен под влиянием насилия, обмана или заблуждения» [16]. Это необходимо также в целях обеспечения принципа стабильности договорных отношений.

Однако следует учитывать, что при отказе от осуществления прав по договору имеется определенные ограничения. В частности, отказ от права может быть ограничен, если это необходимо в целях недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

В соответствии с п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Из содержания Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» следует, что при применении тех или иных условий договора следует выяснить с учетом всех обстоятельств дела, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон[17]. Следовательно, если будет установлено, что отказ стороны от осуществления прав по договору существенным образом нарушает баланс интересов сторон, то заявление стороны договора об отказе от права применяться не будет.

Рассмотрим следующий пример. По одному из дел было установлено, что согласно пункту 3.5 договора поставки поставщик ООО «Артэкс» не имеет права на взыскание с покупателя ООО «Метр квадратный – Гатчина» неустойки за просрочку оплаты в случае, если им самим будут допущены нарушения любых условий договора. Суд указал на то, что указанное ограничение представляет собой отказ от осуществления принадлежащего поставщику права требования уплаты неустойки за просрочку исполнения покупателем обязательства по оплате. В связи с этим нарушение поставщиком условий договора влечет его обязанность по уплате договорной неустойки и автоматически освобождает покупателя от уплаты встречной неустойки, несмотря на наличие нарушений обязательства с его стороны. Суд кассационной инстанции указал на то, что положение пункта 3.5 договора, которое ограничивает право поставщика на взыскание неустойки условием об отсутствии нарушений условий договора, «существенным образом нарушает баланс интересов сторон и противоречит правовой природе неустойки как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав» [18]. В связи с этим судом было удовлетворено требование о взыскании договорной неустойки.

В данном деле суд констатировал факт отказа поставщика от права требования уплаты неустойки. Но условия договора поставки были явно обременительными и несправедливыми для поставщика, вследствие чего суд пришел к выводу о существенном нарушении баланса интересов сторон. На этом основании положение, предусматривающее отказ от договорного права, не подлежало применению.

Итак, в п. 6 ст. 450. 1 ГК РФ закреплено специальное правило, в соответствии с которым заявление отказа от осуществления права по договору влечет прекращение этого права. На основе анализа судебной практики был сделан вывод о том, что возможность такого отказа может быть ограничена в целях недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

В заключение следует отметить, что отказ от осуществления прав по договору соответствует представлениям современной доктрины, а его законодательное закрепление свидетельствует о признании его значимости в российском гражданском праве. Это нововведение позволит обеспечить определенность и предсказуемость договорных отношений в сфере предпринимательской деятельности, а также укрепить стабильность гражданского оборота.

1. Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»// Собрание законодательства РФ, 09.03.2015. № 10. Ст. 1412.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016)// Собрание законодательства РФ, 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.

3. Седова Ж.И., Зайцева Н.В. Принцип эстоппель и отказ от права в коммерческом обороте Российской Федерации. М. Статут. 2014// СПС «Консультант плюс»

5. Буркова А.Ю. Waiver: отказ от прав в международной практике и как новелла российского законодательства// Право и экономика. 2015. № 7. С. 31.

6. Седова Ж.И., Зайцева Н.В. Принцип эстоппель и отказ от права в коммерческом обороте Российской Федерации. М. Статут. 2014// СПС «Консультант плюс».

7. Буркова А.Ю. Waiver: отказ от прав в международной практике и как новелла российского законодательства// Право и экономика. 2015. № 7. С. 31.

12. Бойко Т.С. Отказ от права и воздержание от осуществления права: российский и англо-американский подходы// Закон. 2012. № 3. С. 136.

13. Концепция совершенствования общих положений обязательственного права России// Бюллетень нотариальной практики. 2009. № 3. С. 24.

14. Софонов И.Ю. Современный правоприменительный подход к квалификации отказа от права в договоре// Право и экономика. 2015. № 3. С. 23.

16. Бойко Т.С. Отказ от права и воздержание от осуществления права: российский и англо-американский подходы// Закон. 2012. № 3. С. 138.

17. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. № 5.

Статья написана по материалам сайтов: www.eg-online.ru, primelegal.ru, vitvet.com, e-koncept.ru.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector